Историк: в том, как Россия использует историю в политике, ничего не изменится