Пелека: глава СГД должен быть лидером, за которым хочется следовать

Даце Пелека

Можно ли доверять Службе государственных доходов (СГД)? Кому выгодно, что у СГД до сих пор нет руководителя? Видят ли люди смысл платить налоги и почему надо заботиться и о работниках СГД? Эти и другие вопросы BNN задал в интервью с и. о. гендиректора СГД Даце Пелекой.

Почему так трудно найти нового гендиректора СГД?

Служба государственных доходов Латвии учреждена в 1993 году и, подчиняясь министру финансов, уже 25 лет ведет учет налогов и их плательщиков. Как признается сама Даце Пелека, СГД «богата» на структурные подразделения с различными функциями. Однако с 10 марта, когда неожиданно скончалась гендиректор СГД Илзе Цируле, кресло руководителя службы пустует.

Даце Пелека признается, что последняя гендиректор СГД Илзе Цируле, придя в ведомство из бизнеса с новыми идеями, стала «небольшой шоковой терапией» для работников: по отдельным вопросам, когда казалось «нет, тут ничего не получится», она давала решения, которые раньше не рассматривались.

«Долгие годы работы в государственном управлении вынудили взглянуть на многие вопросы под совершенно другим углом. Сейчас, без гендиректора СГД, мы продолжаем то, что начали при Илзе Цируле. Так что намеченные задачи являются большим вызовом и на их выполнение требуется много времени», — сказала она и добавила, что за последние полгода СГД ни на минуту не останавливалась в своей работе и развитии.

На вопрос «Выгодно ли кому-то так долго оставлять службу без руководителя?» исполняющая обязанности ответила отрицательно и пояснила: «Министр финансов Дана Рейзниеце-Озола сказала, что до выборов лучше не устраивать конкурс. Я согласна с этим, потому что перед выборами велика вероятность того, что кандидаты, сами того не желая, могут стать частью кампании какой-то партии».

«Нельзя отрицать потребность в лидере для такого крупного учреждения, как СГД, — подчеркивает Даце Пелека. — Роль руководителя в мотивировании работников чрезвычайно велика. Работники хотят видеть на этой должности человека, за которым хотелось бы идти, с которым хотелось бы работать и меняться».

Она добавила, что на поиски нового гендиректора влияет также большое внимание со стороны общественности и публичность: «Нужно быть готовым к тому, что СМИ будут уделять много внимания не только руководителю, но и его членам семьи». Достаточно ли привлекательная зарплата для тех кандидатов, которые приходят из бизнес-среды, этого Пелека не смогла прокомментировать.

BNN уже писал о намерении директора Государственной канцелярии Яниса Цитсковскиса больше задействовать Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) и Полицию безопасности в оценке кандидата на должность гендиректора СГД.

Конкурс на должность руководителя СГД может быть объявлен в конце июля или начале августа. Претендентам будет дано много времени на запись. «Решение о новом руководителе СГД должно быть принято после октябрьских выборов в Сейм, чтобы уменьшить напряженность, которую создает предвыборный период», — говорила министр финансов.

Даце Пелека ранее говорила, что еще не решила, будет ли записываться на конкурс на должность гендиректора СГД, так как сперва хочет посмотреть положение о конкурсе.

Как СГД справляется с недобросовестными работниками?

Даце Пелека подчеркивает, что декларации работников СГД проверяются очень тщательно. Они рассматриваются в приоритетном порядке, то есть до деклараций других государственных должностных лиц. «Наша задача — оперативно идентифицировать любой сигнал, который может свидетельствовать о чем-нибудь подозрительном в декларациях должностных лиц. У нас есть специальное управление, которое изучает все потенциально подозрительные декларации чиновников СГД. К сожалению, были случаи, когда мы обнаруживали, что отдельные наши работники не были добросовестны, и тогда принималось решение об их отстранении от должности. Такие случаи были. С ними мы обращались в БПБК», — признается Пелека.

По поводу прозвучавших в СМИ случаях, когда сотрудников СГД выставляли весьма состоятельными, так как в их декларациях появлялись объемные суммы, Пелека говорит следующее: «Работнки СГД тоже могут ошибаться при заполнении деклараций. В последние месяцы в соцсетях публиковалось чрезвычайно много полуправды, которую мы пытались по крайней мере поначалу разоблачить, но никто не хотел нас услышать. Этот человек вовсе не миллионер. Он случайно вписал в декларацию, к примеру, один ноль. При повторном изучении выписки со счета конкретного работника, документов, обосновывающих сделки, видно, что в декларации должностного лица была допущена ошибка».

Могла бы СГД работать «проще»?

«Надо говорить о том, насколько просты или сложны налоговые и бухгалтерские законы. Чем сложнее написаны нормы законы и чем сложнее требования со стороны государства, которые необходимо выполнять предпринимателям и населению, тем больший ресурс приходится вкладывать и СГД: сперва эти нормы надо понять, а затем написать к ним пояснительные материалы», — говорит Пелека.

Исполняющая обязанности гендиректора рассказывает, что один способ оптимизировать работу СГД — пересмотр процессов, то есть надо найти работу, которую информационные системы могут делать вместо человека. Во-вторых, служба подает много предложений и Министерству финансов, и Министерству экономики. «Если предпринимателю, к примеру, будет проще делать бухгалтерские отчеты, то тоже можно уменьшить ресурсы СГД», — пояснила она.

Пелека привела в пример Эстонию: «Поставщик услуги отправляет информацию налоговой администрации, и она уже знает, что человек получил эту услугу. В процесс выплаты не вовлекается житель».

Также она предложила способ уменьшить бюрократическое бремя малых предпринимателей — плательщиков подоходного налога с населения (ПНС) — крестьянских хозяйств, тех, кто ведет хозяйственную деятельность: «Мы всегда ставили акцент на том, чтобы освободить малых предпринимателей от требований бухгалтерского учета, заполнения различных налоговых деклараций и максимально перейти на постоянные платежи — что-то типа патентной платы, когда малый предприниматель платит конкретный платеж и работает спокойно. Тогда СГД, видя, что получила государственные деньги от предпринимателя, больше его не беспокоит. Я все же хочу сказать, что наши предприниматели в Латвии платят налоги добровольно».

«По сравнению с налоговыми администрациями других стран у латвийской СГД бесконечно много функций, — говорит Пелека. — Нас нередко пытаются сравнивать с эстонской налоговой администрацией, в которой наполовину или еще меньше работников, но не говорят о структурах. СГД имеет свое управление кадров, свой ИТ-департамент, а также бухгалтеров, как и любое учреждение. В налоговой администрации Эстонии нет всех этих обслуживающих функций. Еще у соседей гораздо меньше таможенников, так как у эстонцев граница короче, чем у Латвии».

«А есть вещи, которыми налоговые администрации соседних стран не занимаются», — отметила Пелека. Она пояснила, что латвийская СГД наделяет общества статусом общественно полезных организаций и следит за их деятельностью. В других налоговых администрациях этого не делают. Пелека добавила, что в СГД есть специальное структурное подразделение — управление по предотвращению легализации преступно нажитых средств. В соседних стран такого управления нет.

Алдис Гобземс (KPV LV) в июньском интервью Radio SWH назвал нескольких работников СГД, которые поддерживали правонарушения убитого администратора неплатежеспособности Мартиньша Бункуса. Среди них Артис Наглис, Алета Левинска, Расма Цепле, Юрис Петровс, Сигне Белова и Линда Айзстраута.

Он говорил также, что в процессе неплатежеспособности ООО Rego Trade СГД поддерживала не только несоразмерные гонорары, но и позволяла на протяжении нескольких лет не готовить годовые отчеты, чтобы нельзя было проследить действия кредиторов.

Пелека прокомментировала это так: «Мы подробно проверяли названное господином Гобземсом предприятие. Со стороны предпринимателей было весьма много недобросовестных действий и желание реализовать корыстные интересы, чему противостояли и представители СГД как представители кредиторов».

«По поводу упомянутых господином Гобземсом случаев в СГД были служебные проверки. Управление внутренней безопасности тоже проверяло названных людей. Никаких правонарушений мы не констатировали», — добавила она.

Возможна ли «дружественная» к предпринимателям СГД?

Хоть СГД особо и не назовешь самым любым учреждением у населения, но, как говорит Пелека, за последние годы служба смогла улучшить показатели доверия. Если в 2016 году службе доверяло всего 33% жителей, то в 2017 году уже 60%, то есть более половины клиентов СГД положительно оценивали работу ведомства.

Исполняющая обязанности гендиректора отмечает, что один из признаков качества работы СГД — сами налоги в госбюджете, выполняется ли план по доходам, то есть как СГД способна выполнять свою непосредственную функцию — администрирование налогов.

Доходы бюджета в первой половине 2018 года составили 4,65 млрд евро, что обеспечило выполнение плана по доходам на 101,4%. По сравнению с аналогичным периодом 2017 года доходы увеличились на 0,47 млрд евро или 11,1%.

Пелека отмечает, что самая большая работа в администрировании налогов — консультативная работа. «И тут можем говорить о доверии: соответствуют ли закону ответы, данные налоговым консультантом, одинаковы ли они во всех возможных случаях», — поясняет она.

«В конце концов надо говорить о самом большом доверии со стороны населения и предпринимателей — доверии к самому государству. Видят ли люди пользу для себя от того, что заплатили государству налоги? Целесообразно, небессмысленно ли они потрачены?» — говорит Пелека.

Когда мы позаботились о своих людях, они больше не стесняются говорить, что работают в СГД

«Мы всегда говорили, что все платят налоги добровольно. Не СГД собирает, а предприниматели уплачивают налоги. Но все равно репрессивная функция СГД сохраняется», — поясняет Пелека.

Говоря о том, как улучшить работу службы, она рассказывает, что много обсуждается процесс дигитализации. «Мы учим своих работников не тому, чтобы взять старый процесс и перенести его с бумаги в электронную среду, а, дигитализировав процесс, посмотреть, можно ли что-то делать иначе. Когда в конце 2016 года начался пересмотр действий, со стороны работников было сопротивление, так как многим казалось, что «ну пересмотрят то, что я делаю».

Исполняющая обязанности гендиректора СГД рассказывает, что в налоговых администрациях рассматривают различные роботизированные решения по обслуживанию и консультированию клиентов. Также оцениваются действия, которые клиенты могут делать на так называемых порталах самообслуживания. Пелека признается, что это вызывает некоторое беспокойство у работников: «Значит мы опять будем лишние». «Мы рассказываем своим работникам: «Нет, ты не будешь лишним, потому что должен же кто-то учить робота этим вещам, готовить ответы, которые робот сможет давать клиенту. Для этих задач нужны работники совсем другого качества. Значит, ты и сам будешь расти. Ты больше не будешь заниматься рутинной работой, а будешь совсем на другом уровне, с другой зарплатой, так как твоя работа будет выше цениться», — сказала она.

Пелека признается, что нелегко убедить работников в желаемых изменениях: «Невозможно сегодня устроить собрание, рассказать и полгода не волноваться, так как все поняли, чего от них ждут. На своем опыте я поняла, что если на собрании 25 человек, то, уходя с него, информацию слышали все, а услышали, возможно, всего пятеро. Если удается «поймать» этих пятерых, то они могут стать посланниками, которые развивают идею дальше, рассказывая ее своим подчиненным».

«Одна вещь, которая упомянута в нашей стратегии [2017–2019 годаи которую нам нельзя забывать — это работники. Когда работники довольны работой, понимают, каковы ценности учреждения, чего ждет руководитель учреждения, клиент, тогда они работают так, что и клиент доволен».

Автор текста на латышском языке — Элизабете Межуле

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости