Даушкане-Платаце: системой здравоохранения управляет «мафия в белых халатах»

Практикуемая в стране система здравоохранения является примером тотальной бесхозяйственности, она годами содержит медицинскую «профессорскую мафию» и, кажется, не собирается повышать качество обслуживания пациентов, считает руководитель клиники Premium Medical (PM) Сигне Даушкане-Платаце. 

Она признала, что в целом оценка системы – это вопрос, достойный докторской диссертации. Система состоит из очень многих отдельных частей, а потому, если попросить сто профессионалов медицинской отрасли оценить ее, то получилось бы сто ответов, которые, возможно, не имели бы ничего общего, считает руководитель PM, медик и юрист в области медицинского права.

Она добавляет, что также тяжело сравнить систему, какой она была до кризиса, во время кризиса и после него, однако интересная вещь, которая отмечается во все времена в Латвии, – это постоянный дефицит.

«Принимая бюджет всегда говорится: «Но на весь год денег не хватит». Так что почти всегда – в августе, сентябре — начинаются публичные скандалы, больницы шантажируют министерство здравоохранения: «Мы больше не будем принимать поток больных». Это делают как в рижских больницах, так и в больницах за пределами Риги. Последний пример был в Кулдиге», – сказала Даушкане-Платаце.

Она считает, что нынешний механизм получения денег в учреждениях здравоохранения, финансируемых государством, надо изменить. Какое финансирование выдается, таким и надо обойтись. «Я как руководитель предприятия могу только мечтать о ситуации, когда я однажды закачу большой скандал и мне дадут не 10 000, не 100 000, а миллион» – замечает медик, которая уверена, что государственные больницы работают неэффективно.

«Есть так много различных должностей и постов, на которых не полная нагрузка. В частной медицине ни одна сестричка не будет сидеть, болтая ножками, ни один руководитель не занимается подготовкой каких-то отчетов и созданием табличек в Excel», – сказала Даушкане-Платаце.

Она уверена, что госучреждения не в полной мере используют имеющиеся ресурсы. «У них слишком раздут и административный, и медицинский аппарат. Надо задать вопрос: Все ли врачи работают так, как это делают другие люди – с полной отдачей и полной нагрузкой? Я думаю, что любой скажет: ну что вы, они идут домой в час, два, три. А почему?», – риторически спрашивает руководитель PM.

Даушкане-Платаце признает, что такое мнение у нее создалось при создании PM. «Пока ты сам не руководишь учреждением, на все смотришь сквозь розовые очки, но достаточно сократить один отдел или пару человек, либо убрать из административного блока одного человека с зарплатой в пару тысяч латов, это сразу же экономия».

Говоря о том, как деньги циркулируют в госучреждениях, медик замечает: «Я очень хорошо помню, когда я в 2002 году руководила Латвийским бюро защиты прав пациентов, у меня было такое крылатое выражение, что в госучреждениях деньги кидают «в дырявую шапочку Спридитиса». Знаете, ничего не изменилось. Все это продолжается и, к сожалению, именно поэтому мне кажется, что министерство здравоохранения и вся система здравоохранения являются заложниками этих медицинских учреждений. Изменить ситуацию невозможно, потому что есть медицинская мафия, особенно в крупных больницах, и это ни для кого не секрет. А потому деньги тратятся так, как нужно им», – сказала глава PM.

Решить проблемную ситуацию трудно, поскольку из-за частой смены состава министерства здравоохранения, меняется принадлежность и интересы политиков, представляющих отрасль. «Это как в басне, где животные тянули телегу каждый в свою сторону», – сказала Жаушкане-Платаце.

Говоря о «медицинской мафии», руководитель PM отметила, что до утверждения кандидата на пост министра здравоохранения идей о том, как все поменять, может быть очень много. Но как только человек попадает в кресло министра, он вынужден столкнуться с «мафией в белых халатах». «Как только кто-то хочет что-то изменить, профессорская мафия «давит кнопки», влияет на различные ответственные должностные лица, даже в Сейме, поскольку у них у всех есть свои люди в Сейме, которых они оперировали, спасали жизни им или их родственникам. Моментально возникает вопрос: Как такое мог придумать глупый министр здравоохранения?», – поясняет Даушкане-Платаце.

Она отметила, что в таких случаях говорят: «Мы же профессоры, мы знаем, как должно быть». Но на самом деле они лоббируют собственные интересы. В результате, общество верит профессору в белом халате, а не министру.

«Проблема в том, что в нашей маленькой стране с очень ограниченными ресурсами в некоторых больницах все еще существует медицинская монополия. Вопрос в том, насколько это правильно. Я сталкивалась с различными мнениями. Но, если мы хотим ввести новый спектр более качественных услуг и элементарные критерии обслуживания пациентов, чтобы не было такой ситуации, как в приемных отделениях больниц Страдиня и Гайльезерс, надо действовать», – уверена медик.

Она отмечает, что люди не могут выбирать качество лечения, но в государственных больницах и нет никакой мотивации вводить критерии оценки качества. «Пациенты, хочешь или нет, могут попасть только к ним. Зачем же при таких условиях больнице становиться более вежливой с пациентом, зачем думать, как организовать поток пациентов и действовать так, чтобы людям это было доступно и приятно?», – задается опять же риторическим вопросом Даушкане-Платаце.

Она уверена: чтобы решить эти проблемы, надо в полной мере ввести принцип «деньги следуют за пациентом». «Конечно, если вы решите раз в год отправиться к специалисту X, вы знаете, что от государства за вами последует сумма X. В зависимости от своей платежеспособности вы выберете учреждение, которое предоставляет необходимую услугу. Если вы не хотите доплачивать, вы будете искать какую-нибудь поликлинику, в которой за эту сумму X сможете получить консультацию соответствующего специалиста. Но, если вы не хотите сидеть часами в неприятной очереди, в не слишком приятной обстановке, то заплатив 3, 8 или 15 латов, у вас появится возможность выбрать из различных медицинских учреждений, которых действительно заботят и критерии обслуживания пациента, и сервис, и среда. Таким образом, пациент может получить услугу высшего класса, доплатив за нее. Получается, если пациент выбирает частную клинику, выделенные государством деньги следуют за ним и туда. Почему? Чтобы человек, который платит налоги – из своей зарплаты, и как предприниматель – используя медицину, мог бы использовать то, что ему полагается от государства, например, при амбулаторном лечении. Я часто сталкивалась с мнением, что обязанность социально активных людей в Латвии сводится к уплате налогов, а когда он хочет получить, например, бесплатную медицину для своего ребенка, выясняется, что такой фактически не существует», – пояснила Даушкане-Платаце, добавив, что только либерализация рынка может способствовать введению оценки качества в госучреждениях не только на бумаге, но в и реальной жизни.

Говоря об административной связи с пациентов, Даушкане-Платаце отметила, что ничего не меняется годами. «Представьте, что в моей клинике была бы ситуация, когда пациент звонит и записывается на четыре месяца вперед, а когда приходит день записи, мы сидим и ждем – придет кто-то или нет. В кабинете сонографии сидит дорогой рабочий ресурс. Из двенадцати записавшихся приходят двое. Как вы думаете, я допускаю такое?», – возмущается глава PM.

Она подчеркивает, что в госучреждениях пациентов никто не обзванивает, не напоминает и не корректирует очередь: «Если бы была реализована программа «Деньги следуют за пациентом», учреждения были бы вынуждены решить эту ситуацию, поскольку они знали бы: если пациент придет, деньги будут, не придет – не будут. Так происходит и сейчас, но никого не беспокоит эта абсурдная ситуация, поскольку, если нет денег – надо закатить скандал, правительство добавит».

На вопрос, могут ли на пути внедрения такого принципа возникнуть преграды и не увидят ли многие в этом лоббирование интересов частных клиник, Даушкане-Платаце считает, что такие обвинения сказать проще всего, и это несомненно будет сделано. Поэтому есть мысль привлечь к программе другие учреждения здравоохранения, которых заботят критерии медицины и сервиса, а также страховщиков.

Она уверена, что в первый момент, когда правительство ознакомится с программой, оно будет категорически против. «Если мы тщательно проследили бы за тем, что говорил прежний министр Бардзиньш, невооруженным глазом можно было увидеть, что министерство здравоохранения не любит частную медицину и считает ее угрозой», – сказала она, отметив также, что боязнь частной медицины безосновательна.

«В связи с этим хотелось бы напомнить и подчеркнуть: то, что в государственных больницах или клиниках самоуправлений все можно получить бесплатно – большой миф, оставшийся в прошлом. Даже, если человек помещен в стационар в тяжелом состоянии», – сказала Даушкане-Платаце.

«Я с большой надеждой смотрю на работу нового министра, госпожи Цирцене. В то время, как одни министры еще только знакомятся с ситуацией и с тем, каково это быть министром, у госпожи Цирцене есть огромное преимущество – она будет в этом кресле второй раз после большого перерыва. Все эти годы она была в политике и внимательно следила за происходящим в отрасли, поэтому она выступила с некоторыми непопулярными высказываниями и сообщениями», – отметила медик. Она считает, что Цирцене уже активно работает, это подтверждают ее практически ежедневные высказывания в СМИ. «Она – первый министр здравоохранения, которая при встрече с людьми, которые недовольны доступностью медициной, не говорит умные фразы о бюджете, возможностях и консолидации, а четко сказала: платите все налоги в полной и у ваших детей будет бесплатная медицина и другие бесплатные услуги и блага», – подытожила Даушкане-Платаце.

Ref: 103.108.108.170

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости