Омбудсмен: в нынешней редакции закона об обязательной службе есть риски нарушения прав человека

В нынешней редакции законопроекта о службе государственной обороны имеется множество несовершенств, и в ней имеются риски нарушения прав человека, считает латвийский омбудсмен Юрис Янсонс.

Омбудсмен согласен с тем, что цель законопроекта состоит в обеспечении необходимого для обороны страны персонала, что в нынешних геополитических обстоятельствах бесспорно важно. Но в то же время омбудсмен согласен с мнением юридического бюро Сейма, озвученным на заседании комиссии по обороне, внутренним делам и предотвращению коррупции 28 сентября, о том, что в законопроекте на данный момент не решены многие юридические и концептуальные вопросы, что может существенно повлиять на содержание законопроекта.

Поскольку эти вопросы не отмечены и в аннотации к законопроекту и законопроект рассматривается в срочном порядке, по мнению омбудсмена, риски возможного нарушения прав человека лишь возрастают.

По мнению омбудсмена, в тексте законопроекта так много неопределенности и противоречий, что было бы преждевременно и нецелесообразно давать конкретные предложения о нормах закона.

Однако омбудсмен хочет обратить внимание Сейма на конкретные риски нарушения прав человека и призывает парламент учитывать их при дальнейшем продвижении закона.

В первую очередь, омбудсмен хочет обратить внимание на многие вопросы.

Законопроект определяет, что обязанность выполнять СГО относится только к мужчинам. При этом омбудсмен считает, что полноценной дискуссии о такой модели не проводилось и в связи с этим не было предоставлено ее должное обоснование, особенно с учетом тесной связи СГО с упомянутой в законопроекте гражданской службой.

Ясная концепция СГО также позволила бы четко понять цели СГО и найти объяснение разнице в отношении лиц в зависимости от их половой принадлежности.

Также необходимо решить и множество других концептуальных вопросов, которые в значительной мере влияют на содержание СГО, отмечает омбудсмен.

В первую очередь, необходимо четко определить,

имеет ли лицо право вместо СГО выбрать гражданскую службу, если по определенным причинам оно не желает проходить службу в СГО.

И хотя представители Министерства обороны, встречаясь с представителями Бюро омбудсмена, подтвердили намерение осуществить такое решение, которое предусматривало бы добровольный выбор, из материалов разработки законопроекта и текста правил закона нельзя сделать однозначный вывод. Например, в законопроекте говорится, что «активную службу можно заменить государственной гражданской службой», однако условие такой замены планируется предусмотреть отдельным законом.

Согласно данному регулированию, «свободный выбор» оказывается весьма условным. К тому же, чтобы в законодательном процессе полноценно оценить концепцию СГО, уже на нынешней стадии необходимо четкое представление формы и содержания гражданской службы, указал Янсонс.

Во-вторых, ни в законопроекте, ни в его аннотации не упоминается, что предусмотренная законом программа обучения гособороне для учащихся вузов будет доступна лишь ограниченному числу студентов.

Из предоставленной Министерством обороны информации следует, что сейчас на эту программу планируется выделить всего около 300 мест в конкурсном порядке, при этом, параллельно обучению студенты будут обязаны исполнять службу в Земессардзе, указывает омбудсмен.

В-третьих, в законопроекте предусмотрены альтернативные виды прохождения СГО, однако также в законе отмечается, что «для службы государственной обороны в первую очередь следует учитывать обеспечение персонала, необходимого для выполнения задач Национальных вооруженных сил».

Омбудсмен отмечает, что законодатель должен быть честен и открыт с обществом, он должен четко и конкретно информировать о том, что возможности выбирать конкретный вид службы будет зависеть от возможностей Национальных вооруженных сил укомплектовать состав отрядов.

Омбудсмен считает, что все указанные вопросы должны были быть тщательно обсуждены во время дискуссий в течение законодательного процесса, также они должны быть ясно изложенными в материалах и разъяснены широкой общественности.

Омбудсмен подчеркивает, что уже

в процессе разработки законопроекта должно быть четко определено, а в тексте законопроекта должна быть четко прописана продолжительность службы в любом из видов СГО.

28-я статья законопроекта предусматривает, что государство будет финансировать обучение в вузах и колледжах тем студентам, которые пройдут СГО, если учащийся соответствует требованиям приема на обучение в вузе или по учебной программе. Учитывая это, омбудсмен призывает четко определить эти условия и нюансы в соответствующих статьях закона.

Законопроект предусматривает, что решение об освобождении от призыва на СГО принимается относительно граждан, наказанных за тяжкие или особо тяжкие преступления, независимо от погашения или снятия судимости. Омбудсмен призывает тщательно оценить этот абсолютный запрет с учетом соответствующей юдикатуры Конституционного суда.

«Омбудсмен повторно подчеркивает, что законопроект имеет множество недостатков и вопросов, которые необходимо тщательно оценить в процессе разработки закона и разъяснить их общественности».

«В письме упомянуты лишь некоторые, наиболее существенные недостатки закона», — говорится с письме Янсонса Сейму.

В четверг, 13 октября, завершился срок подачи предложений к законопроекту об СГО, который планируется рассматривать во втором чтении. Ответственная комиссия Сейма приступит к рассмотрению предложений на следующей неделе.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости