Социальный антрополог: запрет азартных игр может привести к появлению серого сектора

«Запрет залов азартных игр — не решение, поскольку это может привести к появлению серого сектора в Латвии, с которым у нас сложились богатые традиции», — признал в ходе дискуссии о рисках зависимости от азартных игр социальный антрополог Артурс Покшанс.

Покшанс подчеркнул, что скорее следует подумать о том, как уменьшить так называемые триггерные механизмы, мешающие человеку в процессе реабилитации и расслабления.

Также директор общества Skalbes Райво Вилцанс указал, что запрет азартных игр не изменит людей, поскольку нужно различать азартные игры как процесс и личность, склонную к зависимости: «Это некая неудовлетворенная потребность, которую необходимо реализовать. Если ее не удастся реализовать в игорном зале, поиск продолжится в другой зависимости. Таким путем мы не решим корень проблемы, поскольку не сделаем ничего напрямую с тем лицом, которое нуждается в поддержке».

Подобных мыслей придерживается большинство (82%) опрошенных жителей Латвии, которые убеждены, что закрытие залов азартных игр не уменьшит потребление данного вида развлечения. Из них примерно 42% отмечают, что люди продолжат играть в Интернете. Остальные при этом считают, что появятся нелегальные залы азартных игр.

Президент Латвийской ассоциации игорного бизнеса Арнис Верземниекс сослался на период Covid-19, когда игорные залы были физически закрыты для посетителей в течение 237 дней из 365 дней года:

«Учитывая, что игорные залы были закрыты, сходить поиграть было некуда, и проблематика должна была уменьшиться. Но специалисты признают, что произошло с точностью до наоборот, поскольку многие перешли на игры через Интернет, в том числе на «черном» рынке.

Это очень опасно, поскольку там нет никакого регулирования, появляются предложения, которые фактически затягивают в азартные игры».

Сейчас на территории Латвии действуют около 200 лицензированных игорных залов.

С начала 2020 года, когда в стране было примерно 300 физических игорных залов, их число сократилось на треть.

Вилцанс выделяет существенный риск: «Во время Covid-19 мы столкнулись с тем, что человек играл в азартные игры в Интернете. Наши меры поддержки были сильно ограничены, поскольку на нелегальную интернет-среду не распространяется регистр самоотказавшихся. Проконтролировать такие действия гораздо сложнее и близким, и другим людям, заинтересованным в здоровье и благополучии лица. Существуют три принципа оказания эффективной помощи — нужно идентифицировать человека, обратиться к нему и предоставить поддержку.

Закрывая азартные игры, мы практически не достигаем ни одного из трех этих пунктов, поскольку мы больше не сможем выявить человека, который исчезнет из нашего поля зрения».

Президент ассоциации Верземниекс также выразил предложение расширить регистр самоотказавшихся лиц, чтобы государство внесло в него также людей, у которых диагностированы другие зависимости, а также, людей, имеющих статус малоимущих, получающих пособие от государства.

Руководитель психоневрологической больницы Ģintermuiža Артурс Берзиньш отметил, что в период Covid-19, во-первых, люди искали способ, как компенсировать социализацию и заполнить время. Во-вторых, сократились возможности развлечений. Во время дискуссии доктор обратил внимание также на финансирование, необходимое для мотивации специалистов: «Пока мы не смотрим на зависимости как на болезнь, мы продолжим заблуждаться, поэтому нам нужно больше обученных врачей, специализирующихся на процессах зависимости».

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости