Статус истинного выгодоприобретателя не всегда означает получение имущественной выгоды

Лицо, которое декларируют истинным выгодоприобретателем предприятия (ИВП), не всегда стоит в самом конце цепочки и получает имущественную выгоду от компаний.

В публичном пространстве считается, что как только человек зарегистрировался ИВП в Регистре предприятий (РП), значит ему принадлежит все. BNN решил углубиться в латвийское законодательство о регистрации ИВП и объяснить, что именно означает «истинный выгодоприобретатель» и почему в публичном пространстве этот термин понимается неверно.

В Латвии нет деления на приобретателя имущественной выгоды и контролера, управляющего структурой

В законе «О предотвращении легализации преступно нажитых средств, финансировании терроризма и распространения оружия массового уничтожения» сказано, что истинный выгодоприобретатель — это

физическое лицо, которое является владельцем клиента – юридического лица, или которое контролирует клиента, или от имени, в пользу, в интересах которого устанавливаются деловые отношения или совершается сделка случайного характера, и это минимум:

в отношении юридических лиц — физическое лицо, которому в виде прямого или косвенного участия принадлежит более 25 процентов долей капитала юридического лица или акций с правом голоса или которое прямо или косвенно контролирует их.

Этот закон опирается на разработанную Евросоюзом директиву об указании ИВП. Каждая страна-участница, опираясь на эту директиву, разрабатывает свой закон о том, как регистрируется, выясняется ИВП предприятия в конкретной стране.

Запутаться в требованиях о декларировании ИВП можно потому, что в Латвии истинным выгодоприобретателем называется и лицо, которому прямо или косвенно принадлежит более 25% долей (акций) компании, и лицо, которому ничего не принадлежит, но которое контролирует эту компанию.

Например, когда одно лицо имеет право на получение более 25% имущественной выгоды от компании, а другое лицо может воспользоваться правом голоса участника (акционера) компании, не получая имущественной выгоды, а управляя компанией и таким образом контролируя ее, то оба этих лица в понимании латвийского законодательства являются истинными выгодоприобретателями. Хотя один получает имущественную выгоду от участия (владения акциями), а другой — не участник (акционер), но контролирует деятельность компании.

Поскольку для регистрации ИВП нужно иметь более 25% долей компании, то может возникнуть следующая ситуация: к примеру, в компании 4 участника, и у одного 40% акций, а у остальных трех по 20%. Эти трое голосуют как хотят, но доля их участия, хоть и существенная, не превышает 25%, поэтому они не могут быть задекларированы ИВП. А тот, кому принадлежат 40%, на самом деле может быть в меньшинстве по сравнению с остальными акционерами вместе взятыми, поскольку со своими 40% не может осуществлять ни одной из своих идей, но по закону регистрироваться ИВП может только он.

Нидерландское определение истинных выгодоприобретателей лучше показывает, насколько это понятие широкое и как его следует трактовать. В нидерландских законах выделены два понятия:

истинный выгодоприобретатель и псевдоистинный выгодоприобретатель.

В этой стране в первую очередь должны указываться приобретатели имущественной выгоды, владеющие акциями. Если их невозможно выяснить или их попросту нет, тогда можно считать, что есть так называемые псевдовыгодоприобретатели, нередко руководство компании, которые контролируют компанию, но не имеют существенной доли (акций).

Псевдоистинные выгодоприобретатели – это менеджеры, правления компании, которые участвуют в работе компании. Это работники, имеющие влияние, контроль над какой-то структурой, то есть человек имеет de iure контроль, но не является приобретателем имущественной выгоды.

Такое образование используется, например, когда владелец компании передает ее в наследство и чтобы наследники не пустили все по ветру. В таком случае наследники остаются приобретателями имущественной выгоды, но никакого контроля не имеют. Они не могут, к примеру, отозвать правление компании, принимать неправильные решения, которые могут разорить компанию, то есть лицо сохраняет свое право приобретения имущественной выгоды, но не имеет контроля над компанией. Такая структура оговорена в законодательстве Нидерландов, и это значит, что в первую очередь надо декларировать экономических выгодоприобретателей. Если они есть, то никаких менеджеров, правления не декларируют.

В Латвии не так бы путались с этим определением, если бы и латвийское законодательство четко разграничивало истинных приобретателей имущественной выгоды и псевдовыгодоприобретателей, называя одних, к примеру, истинными приобретателями имущественной выгоды, а других – истинными контролерами или псевдоистинными выгодоприобретателями.

Теория на практике

Для того чтобы проиллюстрировать, как вся эта теория действует в реальной жизни, BNN решил рассмотреть одну из наиболее обсуждаемых тем, связанных с ИВП. Возникают вопросы, почему швейцарский адвокат Рудольф Мерони задекларирован в Регистре предприятий истинным выгодоприобретателем компаний, доли которых принадлежат Айварсу Лембергсу, поэтому стоит выяснить, как работает закон в данном случае.

На права ИВП Лембергса наложен арест. Он не может давать никаких инструкций хранителю арестованного имущества Мерони о том, что делать, а чего не делать в компании. В обычных условиях Лембергс имел бы право пытаться влиять на структуру холдинга, но сейчас ему это запрещено.

Что касается хранителя арестованного имущества Рудольфа Мерони, то, к примеру, в декларации Ventbunkers, поданной в РП, говорится, что ни прямо, ни косвенно не является акционером Ventbunkers. Однако он осуществляет контроль над большинством структуры акционеров Ventbunkers и поэтому подходит под латвийское определение ИВП. Он может считаться ИВП на основании структуры холдинга, его корпоративных должностей и решений об аресте. Мерони может считаться ИВП предприятий VentbunkersKālija parksVentspils tirdzniecības osta, потому что он контролирует эти предприятия, но не является ни прямым, ни косвенным акционером.

Любой статус ИВП в компании вовсе не означает статус совладельца компании. В понимании латвийского законодательства ИВП может быть и такой человек, который не является владельцем, а лишь контролирует.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости