В передаче: госфинансирование партии «ЗЧЛ» остановлено из-за вознаграждения Стендзениекса

Партия «За человечную Латвии» («ЗЧЛ»), избранная в Сейм как KPV LV, навряд ли получит в этом году государственное финансирование в размере более 640 тысяч евро. Решение Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) приостановить на год финансирование партии можно обжаловать, но маловероятно, что окончательный вердикт вступит в силу до выборов.

В настоящее время партия также не намерена выполнять требование БПБК о возврате в государственный бюджет 70 тысяч евро, которые, по мнению Бюро, были использованы незаконно. Решение БПБК, попавшее в распоряжении программы ЛТВ De facto, показывает, что Эрикс Стендзениекc играл важную роль в предвыборной кампании KPV LV на выборах в Рижскую думу и обвинения БПБК против партии также связаны с расходами на выплату вознаграждения специалисту по рекламе.

«Так называемый черт, выходящий из Даугавы, чтобы разрушить Ригу, вот уже десять лет как перебрался в Рижскую думу и занимается опустошением оттуда». С такой рекламой летом 2020 года тогдашняя KPV LV заявила своего кандидата на должность мэра Риги — депутата Сейма и бывшего министра экономики Ральфса Немиро. Для партии были заключены договоры об оказании рекламных услуг, которые также были отражены в предвыборной декларации компании ООО Thumbs up media line (Thumbs up). Однако идеи для этого и нескольких других клипов исходили от субподрядчика компании — ООО Silverback, самым известным совладельцем и членом правления которого был специалист по рекламе Эрик Стендзениекс.

Как говорится в передаче, агентство Thumbs up media line за работу летом 2020 года получила от партии KPV LV получило 124 тысячи евро. В свою очередь ООО Silverback получила от агентства около 50 тысяч за творческую часть предвыборной кампании. БПБК, сравнив услуги, предоставленные Thumbs up, с услугами, полученными от Silverback в соответствии с контрактными оценками, пришло к выводу, что они полностью совпадают. Агентство также получило 15% комиссию.

БПБК выявило, что в отчетах Silverback в системе электронного декларирования Службы государственных доходов ее сотрудники — креативный директор Стендзениекс и руководитель проекта Вита Гайсма — отработали меньше часов, чем было утверждено в смете партии.

Например, по мнению БПБК, 120 часов работы Стендзениекса за 120 евро в час необходимо вычесть из сметы за все время рекламной кампании в Риге KPV LV, а это — 14,4 тысячи евро без агентской комиссии и НДС.

БПБК считает, что еще по нескольким пунктам KPV LV переплатила компании Thumbs up за услуги, которые не были получены вовсе или получены в недостаточном размере – вместе с комиссиями и налогами на общую сумму 70 643,50 евро. Таким образом был нарушен принцип, вытекающий из Закона о финансировании партий, согласно которому партии должны эффективно распоряжаться государственным финансированием, то есть достигать цели с наименьшими затратами денег, приобретая услуги по наилучшей возможной цене.

Единственный член правления KPV LV с лета 2020 года, который всё ещё остается в партии «ЗЧЛ» и ее правлении – это депутат Сейма Марис Можвилло.

Он считает, что обвинения БПБК необоснованны, а решения Бюро о приостановке финансирования и возврате 70 тысяч евро – поспешны, но в итоге БПБК не выплатило партии 15 января половину запланированных на этот год денег, а это более 320 тысяч евро.

«Ни одного слова о том, что какие-то услуги слишком дороги, куплены выше каких-то рыночных цен, использованы неэкономно. Но основная претензия здесь заключается в том, что отношения между партией и исполнителем должны были контролироваться партией, а также третьими лицами исполнителя, которые в свою очередь напрямую не заключали с партией никакого договора», – комментирует Можвилло решение БПБК.

Решение БПБК показывает, что все члены правления KPV LV в то время давали пояснения, утверждая, что Немиро и Эрикс Пуценс, кандидат на должность вице-мэра Риги, были назначены ответственными за организацию кампаниями. Оба больше не являются членами партии.

Позже Пуценс рассказал БПБК, что его назначили техническим директором кампании, но он фактически не участвовал в процессе и был формальным помощником, подписывавшим документы. Он подписал все контракты с Thumbs up и акты сдачи-приема, не видя никаких отчетов о консультациях, но полагаясь на заверения Немиро, что вся работа выполнена в полном объеме.

Немиро был тем, кто привел в правление Томса Лукиса и Стендзениекса, членов медиакомпании Thumbs up, говорится в программе De facto.

На данный момент Немиро больше не является членом какой-либо партии, считает, что государственное финансирование партий слишком велико, поскольку оно превышает ограниченный потолок расходов на избирательную кампанию.

Однако о расходах партии во время рижской избирательной кампании Немиро в программе говорит так: «По поводу того, эффективно или неэффективно были потрачены средства, я дал пояснения в БПБК. Я подтверждаю еще раз, что в предвыборное время, к сожалению, рекламодатели пожинают плоды. Они явно повышают цены даже не на несколько процентов, а в несколько раз в отдельных случаях. В результате, когда мы проводим кампанию, сталкиваемся с тем, что цены повышаются».

Немиро также комментирует заявление бывших членов правления KPV LV о том, что за кампанию отвечали только два человека из правления: «Не существует одного ответственного, хотя сейчас все друг на друга показывают пальцем. На момент принятия решений были задействованы все. Если бы в настоящем деле кто-то действительно считал, что он каким-либо образом недоволен каким-либо разбирательством, то он, несомненно, должен был бы выдвинуть сразу свои возражения, а затем привести их в порядок. Этого не произошло».

Во время выборов Томс Лукис, работающий в медиа-линии Thumbs up, и Вита Гайсма, член правления ООО Silverback, заявили De facto, что консультирование клиентов перед заключением официального договора в сфере рекламы является обычной практикой. Они отрицали, что какие-либо услуги не были оказаны, но деньги за них были получены.

У креативного отца кампании Эрика Стендзениекса также есть свое объяснение несоответствиям, выявленным БПБК: «Учет часов – один из наиболее подходящих способов оплаты труда, так как у меня очень часто возникает идея в первые пять минут встречи с клиентом, но я не могу выставить ему счет за пять минут, скажем, 10 евро. Поэтому часы, почасовые ставки вовсе не зависят от того, сколько я на самом деле потратил там времени. Я ставлю на первое место свое образование стоимостью в несколько сотен тысяч евро, свой 25-летний опыт, свой track record и из всего этого образуется цена».

Как пояснили De facto несколько вовлеченных сторон, у KPV LV не было прямого контракта с компанией Стендзениекса Silverback, так как Thumbs up была посредником.

Конечно, сам Стендзениекс хотел таким образом дистанцироваться от политической рекламы.

Сейчас он также считает, что Silverback был своего рода сапожником, которому дали ботинок, он его просто починил и назначил цену.

Перед выборами в Сейм Стендзениекс жестко критиковал KPV LV, но через полтора года согласился работать с этой партией, потому что, по его словам, два самых больших хулигана, затащивших его в Сейм – Артур Кайминьш и Алдис Гобземс– из нее вышли.

Провал KPV LV на выборах в Рижскую думу был закономерен. И теперь Стендзениекс раскрыл почему – потому что они были не так усердны, как его постоянный политический клиент Айнарс Шлесерс: «Им казалось, что они сами настолько популярны и любимы, а тут еще и Эрик из какого-то угла немножко поможет, можно вообще расслабиться и ничего не делать. А я говорил, что будет холодный душ. (..) Я видел только группу лентяев, уверенных: «О, Стендзениекс, мы тоже будем там!» И я предупреждал. Ну, что умел, то делал».

Ранее Стендзениекс в СМИ публично отрицал связь с рижской кампанией KPV LV. Теперь рекламщик поясняет – это просто, потому что у его компании не было договора с партией, и он не хотел вопросов, рассказывает De facto.

Тем временем, сейчас партия «ЗЧЛ» намерена оспорить в суде решения БПБК как о приостановке государственного финансирования, так и о возврате средств. Партия также не намерена возвращать 70 тысяч евро, так как считает, что решение БПБК вообще еще не вступило в силу, поскольку в нем были опечатки.

Поэтому существует вероятность, что в феврале партии придется судиться с БПБК за приостановку своей деятельности. БПБК может предпринять такой следующий шаг, если в течение 30 дней со дня принятия решения не будут возмещены необоснованно потраченные средства.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости