Агитируем, но «этично», или Влияние министров на выборы в Сейм

В Латвии министры могут открыто, вовсе «не скрываясь за занавесом», поддерживать свою партию и в период агитации перед выборами в Сейм. Министры участвуют в рекламе, мероприятиях, дают интервью СМИ. В предвыборный период такая агитация не будет считаться нарушением закона, а расходы министерства на «прославление» своей партии не будут учитываться в общем «котле» предвыборных трат, но с одним «но»: если они не превышают «этические нормы».

Что это за нормы и на чем они основаны? В латвийских законах четко не сказано, какова роль министров в предвыборное время. Даже после неоднократной просьбы Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) и рекомендации изменить и ограничить роль министров в выборах в Сейм само правительство вплоть до 2018 года не считало это необходимым. Возможно, это оттого, что министр в глазах общественности играет важную роль в формировании имиджа партии и может влиять на общественное мнение, когда общество решает, голосовать за партию или нет.

Использует ли Министерство финансов средства налогоплательщиков на скрытую политическую рекламу?

Следует отметить, что в этом году к БПБК уже обратилась одна партия, недовольная тем, что представитель Союза «зеленых» и крестьян (СЗК) — министр финансов Дана Рейзниеце-Озола — участвует в рекламе на Latvijas Radio. По мнению представителей пожаловавшейся партии, министерство использует деньги налогоплательщиков, чтобы тайно поддерживать свою партию.

Представитель БПБК Амелия Яунскунга на вопрос «Как действовать в таких ситуациях, и действительно ли министерства используют свое влияние, чтобы «политически рекламировать себя?» ответила, что это заявление — «урок» на будущее. Чтобы такие ситуации не повторялись, в законе необходимо четко указать, в какой степени министрам можно или нельзя участвовать в рекламных кампаниях, а также о чем министерствам можно информировать и что рекламировать в предвыборный период.

Ключевое слово — «будущее». По словам представительницы БПБК, можно сделать вывод, что сейчас министерствам ничто не запрещает делать такие рекламные кампании. «Единственное — этическая сторона: в какой степени это можно или нельзя делать. Надо смотреть, какими целями они могут обосновать свои рекламные кампании и на сколь долгое время они планируются», — говорит Яунскунга.

«Обвинять сейчас кого-то в нарушении было бы неправильным. Это нужно было решать своевременно, а если этого не делалось, то теперь можем дискутировать об этом и готовить новый Сейм, чтобы дискуссии возобновились, чтобы было выслушано обоснование и найдено решение», — продолжает Яунскунга.

Следует отметить, что, по словам БПБК, если в кампаниях, в которых можно усмотреть «прославление партии», используются административные ресурсы министерств, то это считается нарушением. Однако контролирующим учреждениям это очень трудно доказать, так как всегда следует оправдание: мы информируем общественность!

Почему министров не ставят «в рамки» в период предвыборной агитации?

Яунскунга согласна с тем, что вышесказанное означает, что в отношении возможности министров агитировать в предвыборный период есть дыра в законе. Представительница БПБК помнит, что бюро минимум дважды пыталось инициировать дискуссию о необходимости изменить роль министров в период предвыборной агитации. Однако идеи БПБК не находили поддержки у правительства. Она считает, что, может быть, после этих выборов в Сейм будут зафиксированы новые тенденции такие, как возможное «влияние министров» на избирателя, что актуализирует необходимость регулировать роль министра в предвыборный период.

«Красная линия». Где она проходит?

На данный момент четкой «красной линии» в рекламировании себя нет. Министерства могут исполнять свои прямые обязанности, информировать общественность и в то же время участвовать в рекламных кампаниях. «Лишь за 30 дней до выборов депутатам запрещено участвовать в кампаниях, которые инициировало какое-либо министерство или муниципалитет, так как тогда она будет считаться скрытой агитацией. А до этих 30 дней данный вопрос «можно свободно интерпретировать», — отмечает Яунскунга.

Представительница БПБК обращает внимание на то, что такую возможную агитацию со стороны министров легко распознать, если в ней прямо упоминаются партии, а также члены этих партий или компоненты, то есть логотип партии, которые можно ассоциировать с предстоящими выборами в 13-й Сейм.

«Конечно, пока не будет жесткого регулирования, нам как контролерам будет очень трудно бороться с этим и говорить, что «есть нарушение». Здесь вопрос и к Государственному контролю: насколько целесообразны такие рекламные кампании? На это надо смотреть шире — в масштабе не только БПБК, а всего государства», — считает Яунскунга.

Представительница БПБК согласна с тем, что для того чтобы контролировать эту ситуацию, правительство должно принять регулирование. «Очень хорошо, что жители и представители других партий бьют тревогу, обращают внимание на происходящее. Избиратель анализирует, насколько этично или неэтично какая-либо партия и ее представители поступают, и таким образом делает свой выбор в пользу той или иной партии».

Можно сделать вывод, что жители сами должны определять, что министры «вскармливают» обществу — рекламу или все-таки информационные сообщения, поскольку правительство до сего дня не считало нужным, чтобы и министры несли политическую ответственность и соблюдали «принципы честной конкуренции».

Камень преткновения; политические трюки или «честный информационный поток» от министров

«Если говорить о кампаниях министерств, то, может, «камнем преткновения» является как раз то, что министерства вообще делают кампанию в этот период предвыборной агитации. Поэтому всегда возникает опасение, что кампании умышленно направлены на скрытую саморекламу», — отмечает Яунскунга.

Она говорит, что в будущем, если удастся ограничить роль министров, важно разработать механизм, как министрам работать в эти периоды предвыборной агитации, чтобы продолжать исполнять свои прямые функции — информировать общественность об актуальных темах правительства. «Необходимо сохранить министерствам возможности работать так, чтобы они могли информировать общественность о последних событиях»

Также Яунскунга обращает внимание на то, что необходимо более четкое регулирование — в какой степени министры могут быть «публичными», а также какие прямые обязанности они выполняют в предвыборный период, если одновременно являются кандидатами в депутаты. «У них свои повседневные дела, хобби, свой взгляд на вещи, о которых они дискутируют публично, дают интервью. Очень трудно отделять рабочие обязанности от предвыборной агитации. Когда депутаты дают интервью о своих рабочих обязанностях, то они воспринимаются критично — в них ищут признаки скрытой агитации. Если депутатские интервью причислять к партийным расходам, то будет хаос: никто не сможет нигде публично появляться и давать интервью».

Пока нет жесткого инструмента для контроля роли министров в агитационный период, общественность и другие партии находятся в «роли няни». Следует помнить, что в Латвии нет беспартийных министров, и если замечено агитационное нарушение со стороны министров, то желательно сообщать БПБК, чтобы до ушей правительства могло дойти то, что министры, возможно, используют свою роль в предвыборный период.

Напоминаем, что с 9 июня начался 120-дневный период предвыборной агитации. При размещении материалов предвыборной агитации в электронных СМИ (в теле- и радиопрограммах, в прессе, в Интернете), в публичных местах и изданиях предвыборной агитации необходимо указывать, что это политическая реклама, кто агитирует и кто оплачивает. Скрытая реклама запрещена Законом о предвыборной агитации.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости