Банк Латвии: В период кризиса поддержка обществу и предприятиям необходима

Осень принесла жителям Латвии не один неприятный сюрприз, и речь идет не только о драматическом росте заболеваемости Covid-19. О том, чего ожидать в будущем, — в интервью Ventspilnieks.lv с экономистами Банка Латвии Байбой Брусбарде и Дайной Паулой. Учитывая эпидемиологическую ситуацию, состоялось письменное интервью.

– Сейчас мы сталкиваемся с очень неприятной реальностью – стремительным ростом цен на электроэнергию. В какой степени это повлияет на народное хозяйство в целом и каждое домохозяйство индивидуально?

– Говоря о факторах, влияющих на рост цен на энергию, важно отметить два аспекта. С одной стороны, причины роста цен на энергию в данный момент в значительной мере находятся вне Латвии, поэтому трудно оказать на них прямое влияние при помощи действий латвийского потребителя или правительства (учитывая ничтожный в глобальном масштабе объем потребления Латвии). С другой стороны, рост цен на энергию, который сейчас наблюдается, нужно воспринимать как сравнительно кратковременный, к тому же это происходит в условиях, когда у некоторых групп общества из-за вызванного пандемией кризиса и последовавшего за ним роста цен понизился уровень жизни, таким образом, и это можно кратковременно компенсировать при помощи механизмов поддержки для отдельных групп населения.

Рост цен на энергию сейчас определяет то, что друг на друга накладываются несколько факторов: это и восстановление экономического роста во многих странах, и активно опустошавшиеся во время прошлого отопительного сезона хранилища природного газа в Европе и т. д.

В долгосрочной перспективе на энергетическом рынке все более значительную роль будет играть переход на производство более дружественных для окружающей среды решений как в производстве энергии, так и в ее потреблении, и это касается как повышения энергоэффективности, так и развития способов альтернативного производства энергии и доставки ее потребителю. Реализация таких важных перемен на рынке энергии не исключает этапов как роста цен, так и их снижения.

– Рост цен на электроэнергию означает не только возросшие счета за электричество и тепло, но и более дорогое производство, а вместе с тем и рост цен. Уровень доходов среднего латвийца совсем не высок, для многих этот рост цен будет означать финансовую катастрофу. Есть ли какой-нибудь инструмент, как государство может помочь преодолеть эту ситуацию всем, не только малообеспеченным?

– Не только в Латвии, но и повсеместно в Европе сталкиваются с резким ростом цен на энергию. В связи с этим Европейская Комиссия (EK) 13 октября опубликовала заявление с призывом к странам-участницам поддержать людей и предприятия, чтобы уменьшить экономическое и социальное влияние кризиса. Комплекс мероприятий, которые страны-участницы могут использовать в период энергетического кризиса, включает в себя пособия, чтобы помочь в краткосрочной перспективе оплатить счета за энергию или улучшить энергоэффективность, разрешение на время отложить оплату счетов, заморозку тарифов или конечных цен, а также временное уменьшение налогов, в том числе, на природный газ, электроэнергию или централизованное отопление. Выбор инструментов – в ведении каждой из стран-участниц.

Государственные мероприятия по поддержке уже приняты в 10 странах-участницах, в том числе и в Латвии. Тогда как в отдельных странах-участницах, например, в Эстонии и Польше, дискуссии еще продолжаются. В целом в Европе государственная поддержка главным образом направлена на домохозяйства с низкими доходами и/или маленькие предприятия. Заметна тенденция в Западной Европе чаще выбирать налоговые льготы и заморозку тарифов, а в Южной Европе большее значение приобретают пособия.

– Латвийская федерация продовольственных предприятий предупредила, что рост цен на продукты продолжится, главным образом, из-за подорожания энергоресурсов. Имеет ли эта ситуация какое-либо решение?

– В Латвии сейчас объявлено о двух программах поддержки жителей. Первая – пособие в размере 20 евро в месяц вакцинированным лицам старше 60 лет. Поддержка непосредственно не связана с оплатой коммунальных счетов, доплату будут начислять вместе с пенсией (или после подачи заявления в Государственное агентство социального страхования – VSAA, если пенсия еще не получена). В свою очередь, вторая программа, которая была предложена правительственной коалицией, – это дополнительная скидка 10 евро в счете за электроэнергию для нуждающихся в защите групп потребителей, в том числе многодетных семей и лиц с низкими доходами.

Поддержка предприятиям в связи с ростом цен не электроэнергию пока не применялась.

В то же время сейчас в силе доступная государственная поддержка для уменьшения последствий влияния пандемии. Все еще доступны программы поддержки Altum, продление срока уплаты налогов и оплаченные государством больничные листы, начиная с первого дня. В свою очередь, в процессе обсуждения – программы Грантов оборотных средств и субсидий на зарплаты / пособий по простою. В связи с этим оказавшимся в трудном положении предприятиям есть где искать помощи, в том числе, на оплату коммунальных счетов.

Экономист Банка Латвии Дайна Паула

– Эксперт в области энергетики Рейнис Аболтиньш недавно высказался, что энергетический кризис могло бы помочь разрешить краткосрочное уменьшение отдельных налогов – на окружающую среду, акцизного налога или налога на добавленную стоимость. Особенно интересен вопрос о снижении НДС на время, так как это стало бы поддержкой для всех – и для предпринимателей, и для жителей.

– Временное уменьшение налоговых ставок – один из инструментов, которые позволяет использовать Европейская Комиссия. Однако с учетом того, что он может использоваться лишь на протяжении определенного периода и быть направлен на малозащищенные группы населения. В связи с чем этот инструмент не является широко применимым.

Одновременно можно взвесить вопрос об исключении компонента возобновляемых энергоресурсов из платежей за электроэнергию, финансируя это из госбюджета. Это одно из предложений EK. В Латвии это финансируется в рамках КОЗ, где в последние годы введены несколько изменений, в результате чего уменьшен удельный вес платежа в счете за электричество. Таким образом такая государственная поддержка не была бы столь значимой, однако она может применяться и для предприятий (например, в счете за израсходованные в месяц 100кВт/часов электроэнергии платеж поддержки возобновляемых ресурсов в среднем неполный евро, включая НДС).

Однако в целом нужно сказать, что налоговые инструменты не подходят именно для поддержки менее обеспеченных жителей, а в результате были бы ниже общие доходы от налогов в государственном бюджете.

– На ваш взгляд, цены на энергоресурсы – а вместе с тем и плата за электричество, тарифы на отопление и т. п. – могут когда-нибудь снизиться?

– Как упоминалось выше, есть основания полагать, что имеющийся высокий уровень цен на энергию кратковременный. Влияние сезонного фактора могло бы уменьшиться, если зима 2021/2022 года не будет нетипично холодной или затяжной. В направлении уменьшения цен на энергию будет действовать и нормализация уровня спроса, чему будут способствовать государства, в которых введенные из-за пандемии ограничения в большой мере уже отменены и отложенные потребительские потребности понемногу начинают реализовываться.

– После ухода российских и белорусских грузов под влиянием геополитической ситуации, по сути, достаточно большие мощности портов больше не используются в полной мере. Вентспилчан интересует, каким могло бы быть дальнейшее развитие портов?

– Руководство портов, как и руководство любого предприятия, планируя и реализуя инвестиции для укрепления мощности, скорее всего, анализирует возможные факторы, которые могут повлиять на деятельность в будущем, и делает прогнозы относительно грузооборота, а также внимательно следит за развитием рынка.

Конечно, важно увеличивать мощности таким образом, чтобы, например, новый терминал можно было использовать для обслуживания как можно более разнообразных грузов.

Однако при развитии любого бизнеса прогнозы могут не исполниться. Если определяющие деятельность портов факторы внешние и их изменение не находится в руках портового руководства, то для созданной инфраструктуры и портовых территорий нужно искать другой, как можно более подходящий способ полноценного использования. К тому же, чем быстрее удастся это сделать, тем меньше вероятность, что инфраструктура физически износится или устареет технологически в период простоя.

– Мы постоянно слышим, что необходима интеллектуальная реиндустриализация, работающие в портах предприятия должны перепрофилироваться и т. п. На бумаге и на словах все это звучит хорошо, однако, как этого добиться в реальности? Пока местная экономика не может обеспечить портам работу в таком объеме, чтобы компенсировать то, что они лишились грузов третьих стран.

– Интеллектуальная индустриализация практически обозначает комплекс мероприятий, которые возможно реализовать на любом предприятии, на любой территории, так как речь идет, например, об энергоэффективности, деятельности, которая дружественна окружающей среде, использовании информационных технологий, чтобы упростить работу на предприятии, ускорить ее, в том числе, в вопросах оборота документов, логистики и т. п.

Конечно, как в случае любых грандиозных перемен, вовлечены должны быть все стороны, и не только путем выражения готовности, но и внесением конкретных предложений. Если порт предложит только территорию и развитую инфраструктуру, одно лишь это не гарантирует достаточное число предпринимателей, которые именно на этих площадях захотят и сумеют «интеллектуально индустриализироваться».

Нужно понимать, каковы те «дыры», которые нужно залатать, на предприятиях, которые могли бы работать на территории порта и использовать его инфраструктуру, если грузооборот не восстановится. Являются ли эти «дыры» нехваткой знаний, навыков, технологий, оборудования или, возможно, нехваткой идей для производства или оказания услуг. Предпринимателям и управлению портов необходимо найти решение для полноценного использования имеющейся инфраструктуры или творческого преобразования.

Конечно, в мире достаточно примеров, когда старые портовые города становились курортами и музеями, но это не означает, что преобразование любого города в конечную туристическую цель является целью его существования и деятельности. В конце концов пандемия, во время которой люди путешествуют меньше, напомнила и о возможности оценить, насколько путешествия могут быть «не зелеными»: путешествия требуют не только обслуживания транспортных нужд и гостиниц, которые часть времени даже не используются, но нередко и преобразования ландшафта, приспособления его к нуждам туристов, что влияет на функционирование экосистем.

– Планируются ли какие-либо программы поддержки латвийской экономики, в том числе, стимулирование портов? Каковы убытки Латвии в результате сложившейся геополитической ситуации – «войны» санкций с Россией и Беларусью? Существует ли какая-либо методика для подсчета этих убытков? Возможно, Латвии следовало бы обратиться в институции Европейского Союза с просьбой компенсировать эти убытки?

– Торговля товарами и услугами между Латвией и Беларусью в последние годы была небольшой – приблизительно в размере 1-2% от общего показателя объема международной торговли Латвии. Влияние санкций, с уменьшением общего торгового потока, могло сказаться на латвийском транспортном секторе. К тому же в этой отрасли усиливаются негативные тенденции последних лет, на что влияет российская политика – переориентировать грузы на свои порты, глобальное снижение спроса на уголь, а также Covid-19.

По поводу предоставления поддержки можно интересоваться в ответственных государственных и муниципальных институциях.

– Внешний долг Латвии – 13,7 миллиарда евро (по состоянию на март). И здесь нужно спросить: заняли ли мы достаточно ответственно; есть ли у Латвии план, как средства достаточно эффективно потратить – чтобы деньги не только тратились, но и зарабатывали; как мы сможем отдать эти деньги?

– Долг мы скопили в период кризиса, и его можно уменьшить, если мы его перерастем. Другими словами, способствуя экономическому развитию в долгосрочной перспективе. Значит, вкладывая с учетом долгосрочной перспективы, в том числе, поддерживая производство и способствуя долгосрочному пополнению бюджета. К тому же важно понять, как предоставление помощи в период кризиса помогает удержать объем экономики, позволяя ей быстрее восстановиться в посткризисный период. Даже если бы не была оказана поддержка и экономика и доходы от налогов под влиянием кризиса стремительно упали бы, уже существующее долговое бремя стало бы еще сложнее выплатить.

Сейчас государственный долг приблизился к 50% от ВВП, что все еще является «безопасной зоной» с точки зрения долгосрочной перспективы.

В то же время третья волна пандемии затронула нас тяжелее, чем предыдущие. Однако в период кризиса поддержка обществу и предприятиям необходима, если только это возможно, целенаправленная и краткосрочная. Предприятие или работник, который приостановил свою деятельность, может значительно быстрее возобновить свою активность и приносить пользу экономике, чем обанкротившееся предприятие или безработный. Один месяц «домоседства» существенно не увеличит государственный долг, и финансовые рынки за это нас «не накажут».

Однако ситуацию необходимо уладить как можно скорее. В том числе и для того, чтобы без ограничений и осложнений можно было начать вкладывать в латвийскую экономику поступающие миллиарды из фонда восстановления экономики, которые будут как нельзя кстати для роста.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости