Интервью BNN | Каста неприкасаемых с олигархами? Учреждения не хотят изучать разговоры об Olainfarm

Определенные политические силы через свои контакты в среде ведущих должностных лиц правоохранительных органов, говоря простым языков, ставят палки в колеса. Если уголовное дело и возбуждается, то не расследуется как положено либо еще как-то саботируется, комментирует в беседе с BNN о том, почему уголовное дело о разговорах об Olainfarm может не быть возбуждено, юрист Алвис Пилагс.

По мнению Пилагса, к тому, чтобы уголовный процесс не был начат, причастны лица, связанные с Министерством экономики, а именно с министром Ральфом Немиро.

Следует напомнить, что на сайте обнародованы разговоры, в которых слышно, как «делят» наследство Валерия Малыгина приближенные к Немиро люди. В разговорах об Olainfarm слышен советник министра экономики Павел Ребенок, с которым он когда-то работал в одном адвокатском бюро. А еще слышен коллега Ребенока, юрист Мартиньш Криекис. Оба вместе с другими участниками «войны наследниц» говорят о том, как поделить наследство разными способами, которые не кажутся честными. Кстати, записанные разговоры еще в конце 2018 года были переданы Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) и Государственной полиции. Вопрос: почему долго не начинается уголовный процесс?

Пилагс считает, что нет никакой причины не начинать уголовный процесс: «Разговоры об Olainfarm попали в публичное пространство, поэтому я не вижу ни одного уголовно-процессуального обстоятельства, на основании которого нельзя начать уголовный процесс и проверять соответствие содержания разговоров фактическим действиям, произошедшим в реальности. Уголовный процесс можно начинать и тогда, когда сведения содержат информацию о вероятном преступлении и их можно проверить только уголовно-процессуальными средствами и методами. При начале уголовного процесса лицо может быть не сразу признано подозреваемым, а только если факты подтвердятся. Если же факты не подтвердились, то уголовный процесс можно прекращать».

«Кто этому мешает? Министр экономики Немиро? [Его советник] Ребенок? Генпрокурор Эрикс Калнмейерс, у которого 11 июля истекает срок полномочий?»

«В разговорах об Olainfarm есть один этический момент. Но если разговор о чем-то конкретном и если там звучат конкретные факты, например предоставление запрещенного блага одной из сторон, [тогда это надо анализировать]», — еще раз подчеркнул юрист.

«Должностным лицам правоохранительных органов в таком случае следует выяснить, было ли это попыткой, и тогда квалифицировать как попытку, или это приготовление к преступлению, и тогда квалифицировать его соответственно, или это уже совершенное преступление, и тогда расследовать его».

Не может быть так, что за простую кражу немедленно возбуждают дело, а в случае экономических преступлений, махинаций, финансовых манипуляций и противоправных сговоров, кому, за сколько и что, за что, — нет. «Тогда надо оценивать ответственность работников, которые получили материалы дела, — почему они не занимаются им. Тут должна подключиться Генпрокуратура как надзиратель и выяснить, в чем дело».

При желании все будет идти ударными темпами

«Тут просто никто ничего не хочет делать», — говорит Пилагс. Он утверждает, что «все можно быстро сделать, если есть желание».

BNN пригласил на разговор Пилагса, так как он, когда работал в Службе государственных доходов (СГД) следователем отдела внутренней безопасности Управления финансовой полиции (УФП), сам фигурировал в уголовном процессе, который был начат на основании записанных разговоров. Разговоры, участником которых он был, записаны в 2008 году. Уголовный процесс был начат за три недели. «БПБК и Генпрокуратура, при желании, в течение трех недель могут работать ударными темпами – задержать лицо и посадить в тюрьму и передать дело в прокуратуру и суд», — говорит юрист.

Пилагс обвиняется в интеллектуальном пособничестве уклонению от уплаты налогов, то есть в даче советов во время этих разговоров, так как никаких действий не последовало. Генпрокуратура заявила, что в разговорах можно услышать имитацию неуплаты налогов, а СГД сказала, что нет законодательства об имитации неуплаты налогов и ответственности за это, а также что никакой подсчет убытков не производился. «К тому же в налоговом законодательстве не встречается термин «имитация неуплаты налогов».

«Если мы следуем такому алгоритму действий, тогда давайте придерживаться его. Если нет, тогда что-то не в порядке с профессионализмом, компетентностью со стороны следователей правоохранительных органов».

«Если есть желание расследовать все равно что и в основе дела есть только разговоры, то это достаточное основание, чтобы начать уголовный процесс и в ходе него проанализировать эти разговоры. Ни у одного правоохранительного органа нет такого оправдания: «Нет достаточного основания [начинать уголовный процесс]». Можно сослаться на уголовный процесс № 16870002048 и действовать аналогично», — подчеркивает он.

Процессы нельзя превращать в фарс

«Дело «олигархов» показало, что конкретные разговоры были. Они опубликованы в СМИ. И в деле Latvenergo были разговоры, которые опубликованы. И об Olainfarm появились разговоры, которые тоже опубликованы. Так почему в случае Olainfarm и дела «олигархов» так и не удалось дойти до обвинения? Вопрос без ответа», — подчеркивает Пилагс.

«В интересах общества – чтобы эти процессы были максимально транспарентными. Комиссия парламентского расследования (КПР) не должна превращать этот процесс в фарс. Это недопустимо. Если кажется, что происходит фарс, то я считаю, что ответственные должностные лица КПР должны сложить свои полномочия и дать возможность руководить [процессом расследования] политически нейтральной или такой политической силе, которая действительно способна профессионально довести это дело до конца, то есть до заключения комиссии по расследованию», — говорит юрист.

На вопрос BNN: «Нужно ли снова «поднимать» дело «олигархов»? – он ответил: «Я пока не вижу политической силы, которая бы смогла его «поднять».

«В стране создается каста неприкасаемых, бизнес-элита на уровне олигархов – порты, всякие советы Latvenergo, компонент обязательной закупки и т. д., ведь чтобы наказать одного человека, который работает охранником или полицейским, достаточно [записанных разговоров], а олигархов и Olainfarm — нет».

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости