Мнение | Предприниматели сбегают из Латвии, или немного о банковской политике

Своим мнением с порталом BNN поделился руководитель Консультативного совета профсоюзов работающих в Вентспилсском порту компаний Линардс Гулбис.

Думая о «капитальном ремонте» латвийской финансовой системы, целью которой было изгнание отмывателей денег из Латвии, хочется задать вопрос, не вырвали ли мы вместе сорняками и хорошие растения? Жесткая банковская политика привела к тому, что многие инвесторы обходят закон, и некоторые до сих пор успешно работавшие в Латвии предприятия планируют перенести свои производства в другие страны. Действительно ли в этом и была цель «ремонта»?

Если кто-то во время ремонта в квартире решит снести несущую стену и наплевать на то, что по этой причине дом может сложиться, как карточный домик, такого человека, скорее всего, назовут сумасшедшим. Однако если банки, ничего не объясняя, ввиду иллюзорных или необоснованных подозрений закрывают счета как юридических, так и физических лиц, надзиратели финансовой системы расценивают это как разумную предосторожность. К сожалению, эта [не]разумная предосторожность привела к тому, что работа многих предприятий затруднена, поскольку блокирование счетов, закрытие или отказ открывать счет создают серьезные риски коммерческой деятельности и ее дальнейшему существованию.

Большое внимание общественности эта проблема привлекла после того, как из-за токсичного Айварса Лембергса проблемы с блокированием банковских счетов начались у многих крупных компаний транзитной отрасли, что грозило потерей тысяч рабочих мест, а также серьезными проблемами для самой отрасли.

Работающие в Вентспилсском порту профсоюзы обратили на это внимание и высших должностных лиц страны, и министром и Комиссии рынка финансов и капитала.

Теперь выходит, что с подобной ситуацией, по словам министра обороны Артиса Пабрикса, столкнулась и сфера обороны, поскольку и у предприятий этой отрасли также был негативный опыт сотрудничества с работающими в Латвии банками. История все та же. Как указал министр, предприятиям — военным производствам — банки без четко сформулированных и обоснованных причин отказывали в финансировании проектов развития, в открытии новых счетов, либо в отдельных случаях счета предприятий были попросту закрыты. Не трудно представить (тем более, что мы сами через это прошли и продолжаем проходить), сколь напряженная ситуация сейчас царит в данной отрасли, если даже сам министр обороны вынужден в публичном пространстве апеллировать к разумному отношению банков и контролеров кредитных учреждений!

Похоже, что банки последовательно осуществляют политику «чего бы то не происходило», а на то, что из-за этих действий происходит в экономике, им, простите, наплевать.

В определенной степени это можно понять. Например, шведский банковский контролер в марте этого года оштрафовал Swedbank на 395 млн долларов за нарушения в вопросах предотвращения отмывания денег, а в июне 2020 года шведский финансовый контролер оштрафовал банк SEB примерно на 95 млн евро за недостатки в борьбе с отмыванием денег в странах Балтии. Но нужно ли из-за этого каждого клиента априори считать негодяем, мойщиком денег и подозрительным во всех отношениях лицом?

Похвально, что Латвия создала крепкую и устойчивую систему предотвращения финансовых преступлений, но, цитируя слова президента Эгилса Левитса в интервью газете Diena, сейчас «мы из одной канавы угодили в другую». Каждый, у кого имеется счет в банке, вынужден считаться с тем, что в какой-то неприятный момент он, вновь цитируя президента, «угодит в позицию оправдания: почему ты оплатил счет и что ты делал с этими деньгами?». Историй о том, что через пару тысяч перечислений на своем счету человек остается у разбитого корыта — с заблокированным счетом — в современной Латвии достаточно.

Пока человек оправдывается, что продал машину за наличные или вытащил из матраса годами накопленные запасы, он остается без средств к существованию.

Также хватает историй и о том, что достаточно малейшей ошибки, чтобы доступ к счету был закрыт не только в том кредитном учреждении, с которым сотрудничала компания, но и во всех других банках. Только последствия этого еще тяжелее, поскольку сосать палец придется всем работникам соответствующего предприятия. Не удивительно, что предприниматели и инвесторы начинают сбегать из «банковской земли обетованной» Латвии как черт от ладана, а из-за чрезмерно строгих банковских требований латвийская коммерция утратила конкурентоспособность.

Радует то, что высшие должностные лица государства, наконец, заметили абсурдность ситуации.

Президент Латвии Эгилс Левитс признал: «(…) мы должны вернуться в середину пути, не допуская вновь действия машины по отмыванию денег, как было ранее, но также не мешая экономике и не создавая всеобщего механизма контроля за гражданами». Премьер-министр Кришьянис Кариньш в Совете по развитию финансового сектора выступил с открытым призывом к финансовому сектору и его контролерам сменить направление деятельности, перестать заниматься «лишь поисками черных денег» и начать выполнять функцию развития. Я очень надеюсь, что призыв премьера к рисковому управлению и прекращению считать всех нечестными, будет услышан в финансовом секторе.

К сожалению пока, как сказал министр обороны Артис Пабрикс, банковскую систему по-прежнему «охватывает вирус страха», и Латвия попала в абсурдную ситуацию, когда честный предприниматель должен доказывать свою невиновность.

Но пока предприниматель доказывает, что он — не осел, а банки считают, что в нем все же есть что-то от этого вида непарнокопытных, многие предприятия доходят до банкротства, а другие поворачиваются к Латвии спиной. Потому что предприниматели хотят работать, а не тратить время и энергию на то, чтобы доказывать свою невиновность. Судя по высказываниям высших должностных лиц, правительство предпринимателей уже услышало, теперь остается лишь надеяться и на здравый разум Комиссии по контролю за рынком финансов и капитала.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости