Страутиньш: будущее Латвии зависит от терпения населения; политики склонны думать лишь о ближайшем будущем

0
Baltic news,News from Latvia,BNN.LV,BNN-NEWS.COM,BNN-NEWS.RU
Петерис Страутиньш
Петерис Страутиньш

Люди в Латвии сейчас живут лучше, чем когда-либо, а уровень доходов в Западной Европе еще долго будет самым высоким. Какие прогнозы о работе банков сбылись и что происходит с латвийской судебной системой, рассказал в интервью BNN экономист банка Luminor Петерис Страутиньш.

«Экономика Латвии растет в среднем быстрее, чем западноевропейская, но уровень доходов там по-прежнему выше. Важно понять разницу: мы говорим об уровне доходов или о темпе изменений. Поэтому будущее Латвии зависит от терпения населения. И патриотизма. Бесспорно», — добавляет Страутиньш.

Отвечая на вопрос, что может мотивировать жителей оставаться в Латвии, Страутиньш указывает на то, что у большой части жителей Латвии все-таки будет более высокий статус в обществе. «Восприятие благосостояния людей больше определяется не столько абсолютным уровнем доходов, то есть сколько у него вообще чего-то есть, а относительным уровнем доходов, то есть каковы его доходы по сравнению с окружающими людьми», — поясняет он.

Страутиньш подчеркивает, что «совершенно ясно, что богатые страны являются такими потому, что там бизнес имеет юридические рамки. В них в свое время были приняты решения о вложениях в инфраструктуру, образование».

«Добиться каким-то политическим решением быстрого ускорения роста благосостояния Латвииэто, скорее всего, будет невозможно. В большинстве случаев политические решения не возымеют мгновенного эффекта», — поясняет экономист.

Страутиньш говорит, что в политике и избиратели, и политики склонны думать лишь о ближайшем будущем. Он подчеркивает, что долгосрочное мышление в политических вопросах необходимо в первую очередь со стороны избирателей, так как «они создают спрос на политическую элиту». Также он подчеркивает: «Хотя политической элите тоже надо стараться развивать долгосрочное мышление».

«В этом году рост зарплат должен быть больше, чем в прошлом, когда он и так не был низким. Рост может составить какие-то 6–7%. Разумеется, не у всех. Зарплаты никогда не растут у всех одинаково, — говорит Страутиньш. «Это определяет рынок труда, — поясняет он. Экономика начинает отталкиваться от границы доступности человеческих ресурсов, и тогда предприятия начинают соревноваться — кто больше пообещает: людей переманивают, зарплаты растут. На рынок труда «втягивается» та часть людей, которые иначе не работали бы, так как просто не надеются найти работу либо их не устраивает зарплата. И что мы видим? Что уровень занятости действительно растет — уже выше среднего по Евросоюзу (ЕС). Этот ресурс [рабочая сила] определенно не исчерпан».

Страутиньш говорит, что рост зарплат — главный фактор, способный изменить миграционный баланс. «Люди уезжают, люди приезжают. Там никаких чудес не произойдет. Просто от привлекательности рынка труда Латвии зависит, сколько людей тут захотят жить», — поясняет он.

Страутиньш считает, что если у жителей Латвии не будет достаточно большого терпения, то в будущем будет больше иммигрантов из других стран

В Латвии предприятия смогут повышать зарплаты быстрее, чем в Ирландии или Германии

«Ирландия и другие страны в том конце уже находятся у границы мировых технологических возможностей, а именно: те лучшие технологии, какие есть в мире, там более-менее уже используются. В Латвии еще нет. Поэтому возможно повышать уровень доходов, перенимая технологии, что проще, чем создавать их, — поясняет Страутиньш. — Таким образом, в Латвии у предприятий будет возможность повышать зарплаты быстрее, чем в Ирландии или Германии».

Говоря об этом годе в экономике, Страутиньш считает, что он не выглядит плохим. «Если мы посмотрим на прирост производства и розничной торговли за первые два месяца в годовом выражении, то увидим, что темп роста ВВП превышает 5%. Так что даже если мы «затормозим» во второй половине года, все равно эти 4% вполне реальны», — рассказывает он.

«Рост ВВП в денежном выражении составляет плюс два миллиарда евро в год. Значит, в этом году ВВП может быть на два или чуть меньше двух миллиардов евро больше, чем в прошлом году», — уточняет он.

На вопрос о том, что способствует росту Латвии, Страутиньш отвечает: «Если посмотрим на двигатели роста благосостояния в ближайшем будущем, то это отрасли, которые достигли в Латвии достаточно высокого уровня развития и доля которых в экономики довольно большая. Это отрасли, которые каждый год могут «производить» насколько-то больше денег. Программирование, машиностроение, деревообработка — эти отрасли ежегодно дополнительно дают несколько десятков миллионов в виде растущего экспорта. При благоприятных условиях могут быть и сотни миллионов евро. Дополнительно. Так что темп изменений в экономике стремительный».

А на вопрос о том, что будет с экспортом, если положение транзитного бизнеса ухудшится, Страутиньш отвечает: «Транзит (железнодорожные и портовые услуги) в прошлом году составлял 4–5% от всего экспорта товаров и услуг. Что-то идет вверх, а что-то — вниз. Так происходит всегда».

Следует отметить, что президент общества «Балтийская ассоциация — Транспорт и Логистика» Инга Антане в начале апреля говорила, что за четыре года объем железнодорожных грузоперевозок сократился на 23%, а грузооборот латвийских портов — на 16%. Руководитель ассоциации отмечает, что, по подсчетам ассоциации, с 2014 года народное хозяйство Латвии потеряло минимум 132 млн евро, и эти потери растут с каждым днем.

«Это однозначно влияет и на латвийскую экономическую ситуацию, — комментирует Антане, — ведь транспорт и логистика — вторая крупнейшая отрасль народного хозяйства, которая ежегодно привносит в госбюджет более миллиарда евро или восьмую часть всего госбюджета и прямо или косвенно дает работу 70-80 тыс. человек. Латвия как внешняя граница Евросоюза с Россией сильно подвержена политическим, социальным и экономическим угрозам, когда ослабляется ее народное хозяйство. Если серьезно страдает вторая крупнейшая отрасль народного хозяйства, то страдают и другие отрасли, снижается объем уплачиваемых государству налогов, растет безработица и сокращаются доходы населения, в итоге риску бедности подвергается все больше жителей».

У двух частей банковского сектора совершенно разные судьбы

«Разумеется, случившееся с секторе банков, обслуживающих нерезидентов, окажет какое-то негативное, скорое влияние на экономический рост», — комментирует Страутиньш.

«Банковский сектор Латвии состоит из двух частей, у которых сейчас совершенно разные судьбы. Если говорим о той части, которая обслуживает в основном жителей и предприятия Латвии, то там все спокойно. С ростом накоплений жителей и предприятий Латвии растет и объем вкладов. Поскольку экономика растет, то и объем платежей становится больше. Для банков это, конечно, дополнительная работа, но и дополнительный источник доходов», — поясняет экономист.

«В свою очередь в тех банках, которые работают в основном с иностранными жителями, которые экспортируют услуги, там явно происходит снижение объемов, что отражается и на статистике депозитов. Ну а о самом крупном [ABLV Bank] мы знаем, он перестал работать», — говорит он.

По словам Страутиньша, совершенно ясно, что объем работы в обслуживании нерезидентов уменьшится. «Возможно, какой-то из банков может добровольно решиться на сужение деятельности и специализацию в какой-то области. Не скажу, что ожидается какой-то крах. Ожидаются изменения в той половине банковского сектора, но я надеюсь, что эти банки смогут провести этот процесс постепенно», — говорит он.

Следует отметить, что интервью с экономистом банка Luminor проходило неделю назад, и сейчас его прогнозы подтвердились. Уже сообщалось, что Danske Bank решил прекратить обслуживание частных лиц в Балтии и сосредоточится на оказании поддержки дочерним предприятиям скандинавских клиентов. Danske Bank пообещал, что процесс перехода будет постепенным.

«Банки, обслуживающие нерезидентов, какое-то время отлично зарабатывали. Мы так хорошо не зарабатывали. Упустили возможность заработать, но теперь это окупилось в том смысле, что нет этих рисков, связанных с репутацией, и вообще всех рисков, связанных с изменением рыночной структуры», — рассказывает Страутиньш.

«Одна сфера, где мы очень плохо выглядим на фоне Европы, это вложения в исследование и развитие», — говорит он.

На вопрос о том, что следует делать 13-у Сейму, Страутиньш еще раз подчеркнул: «Первое, что мне сразу приходит на ум, это финансирование науки. Сфера, где мы очень плохо выглядим на фоне и Европы, и балтийских соседей, это вложения в исследование и развитие. Отчасти это и решения предприятий. Они могли бы больше вкладывать в исследование и развитие и таким образом инвестировать в свое будущее. Поэтому государство должно больше финансировать науку».

В судебной системе происходит движение в правильном направлении

В целом Страутиньш смотрит в будущее с оптимизмом: «Можно сказать, что образование не идеальное, а в общем среднем образовании происходят перемены в сети школ — рационализация. Кажется, что и в судебной системе, которая была эдаким «болезненным ребенком», происходит движение в правильном направлении. Время ожидания сокращается, какое-то самоочищение происходит».

Автор текста на латышском языке — Элизабете Межуле.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь