Суд: в уголовном деле о Золитудской трагедии манипулировали доказательствами

В уголовном деле о Золитудской трагедии прелприимались манипуляции с доказательствами, а многие лица были незаконно признаны пострадавшими, свидетельствует опубликованное на портале tiesas.lv частное определение о работе прокуратуры по данному делу.

Оценив работу прокуроров Каспарса Цакулса, Екатерины Кушаковой и Агриса Скрадайлиса в ходе досудебного уголовного процесса, оценив качество дела при передаче его суду, а также их работу в процессе суда, Рижский городской Суд Пардаугавы признал, что имеются основания обратить внимание генерального прокурора и старшего прокурора на конкретные недостатки и игнорирование норм закона, что существенно осложняло рассмотрение дела.

Суд указал, что прокуроры включили в состав уголовного дела материалы, не относящиеся к конкретному правонарушению и не использовавшиеся в качестве  доказательств.

По мнению суда, не имело оснований и то, почему нужно было в список вещественных доказательств и документов включать столь большой объем документов, папки с документами и носители данных, содержащие еще тысячи документов.

Они были разложены по несчетному числу коробок, но при этом государственные обвинители в своих судебных дебатах не анализировали и не ссылались на них.

С упомянутыми вещественными доказательствами и документами должны были ознакомиться обвиняемые лица, их защита и суд, что требовало человеческих ресурсов, времени и создавало лишние расходы, указал суд.

В то же время не просматривается и логичное объяснение того, почему в ходе обысков были изъяты и приложены к делу такие документы как руководство по использованию смесителя для писсуара, различные инструкции, схемы установки умывальников, брошюра банка АО Citadele об услугах кредитования и множество других подобных материалов, очевидно не имеющих никакого отношения к объекту данного уголовного процесса, указал суд.

Указанное свидетельствует о том, что к делу было приложено все, что было найдено у обвиняемых лиц. Тем самым в результате подобных формальных действий искусственно было увеличено число томов дела и вещественных доказательств и документов, что совершенно не способствовало скорейшему рассмотрению дела, считает суд.

Сокращенное постановление суда состоит из 849 страниц, из которых 560 страниц, то есть большую часть вердикта, составляет перечисление этих вещественных доказательств и документов.

Данные факты вызвали у суда сомнения в том, что прокуроры знали, что именно содержалось в уголовном деле, которое было передано суду. Эти сомнения подтверждает и то обстоятельство, что коробки с вещественными доказательствами и документами, которые суд получил от прокуратуры, перед передачей суду, вероятно,  даже не открывались и никто не ознакомился с их содержимым.

Таким образом, наличие таких документов заставляет суд усомниться в профессионализме и серьезном отношении прокуроров как надзирающих прокуроров и государственных обвинителей к своим должностным обязанностям в столь важном для общественности уголовном процессе.

Суду неизвестны причины подобных действий, однако суд полагает, что они могут быть разными:

нежелание или неспособность углубляться в обстоятельства дела, широкий общественный резонанс дела и давление быстрее продвигать его в суд и тому подобное.

Подобные действия прокуроров расцениваются как неуважение к суду и к остальным участникам процесса.

Суд указал, что подаваемые суду материалы уголовного дела должны иметь подтверждения, которыми государственные обвинители будут доказывать выдвинутые предположения о виновности обвиняемых. К тому же определяющим в процессе доказательства является качество подаваемых в суд доказательств, а не количество.

Оценив материалы дела, суд постановил, что в них содержатся документы на иностранных языках, к которым не приложен перевод на государственный язык.

В конкретном уголовном процессе государственные обвинители, осуществляя контроль за следствием, не обеспечили проведение качественного расследования и относительно необходимых мер по выяснению всех потенциально виновных лиц, то есть, не было выяснено, имелись ли в действиях должностных лиц и сотрудников ООО Vikom industries признаки состава преступления.

Оценив материалы дела и нормативное регулирование, суд в своем решении констатировал, что в ходе досудебного процесса были незаконно приняты решения о признании нескольких лиц пострадавшими, однако Уголовный закон не дает суду процессуального права или средства для отмены таких решений.

В результате, незаконно принятые решения привели к тому, что участвующие в процессе в качестве пострадавших лица, обладающие соответствующими процессуальными правами, просили взыскать в их пользу компенсации, которые им в данном процессе в юридическом плане не полагаются. Участие таких лиц в уголовном процессе создало лишние расходы госбюджету, к тому же этим людям были даны ложные надежды на получение компенсаций за ущерб.

Вместе с тем прокуратуре предстоит оценить возникшую ситуацию и предпринять соответствующие меры для их устранения и недопущения в будущем.

Оценив обвинительную речь во время судебных дебатов, суд согласился с мнением защиты и считает, что государственные обвинители местами пытались манипулировать доказательствами, несмотря на то, что иногда полученные по делу сведения были отражены не в полной мере, были противоречивыми или попросту не соответствовали выясненным в деле обстоятельствам.

На основании вышесказанного, суд постановил, что прокуроры, осуществляя надзор за следствием в рамках уголовного закона и поддерживая государственное обвинение, нарушили критерии профессионализма, компетенции и объективности.

К тому же, несмотря на длительную работу в прокуратуре, прокуроры не выполняли свои предусмотренные законом обязанности надлежащим образом и допустили профессиональную халатность, считает суд.

По мнению суда, подобное отношение прокуроров к профессиональным обязанностям неприемлемо, поскольку может повлиять на качество работы прокуратуры и суда, создать лишние расходы госбюджету и вместе с тем подорвать доверие общества к судебной власти в целом.

Выяснение обстоятельств, которые повлияли на качество работы прокуроров входит в обязанности не суда, а Генеральной прокуратуры.

Прокуратура в распространенном на этой неделе сообщении для прессы указала, что обвинители, ознакомившись с объемным решением суда и с данной в нем судебной мотивацией, сейчас готовят апелляционный протест по всем тем частям приговора, с оценкой суда которых прокуроры категорически не согласны.

Вдобавок к ранее указанному государственные обвинители считают преждевременным раскрывать подробности их возражений относительно судебного постановления, поскольку это требует взвешенного, обоснованного и юридически сформулированного разъяснения мотивации.

Как известно, 21 ноября 2013 года в рижском районе Золитуде при обрушении крыши торгового центра Maxima погибли 54 человека, десятки получили тяжелые повреждения.

Эксперты в области строительства установили, что трагедия произошла из-за неправильного расчета нагрузки на конструкцию крыши, в связи с чем она обрушилась. Прокуратура предъявила обвинения девяти лицам за нарушение строительных требований, ха невыполнение обязанностей государственного должностного лица, за убийство по невнимательности и за нарушение требований безопасности труда.

Решением суда первой инстанции по данному уголовному делу виновным был признан строительный инженер Иварс Сергетс, которому помимо тюремного заключения сроком на шесть лет такде запрещено в течение пяти лет работать по профессии. Решение еще может быть оспорено в Рижском окружном суде.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости