Cовет по конкуренции продолжит рассматривать завершенное БПБК дело о строительном картеле

есмотря на то, что Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией (БПБК) завершило начатое в 2018 году так называемое уголовное дело о строительном картеле, в котором по подозрению во взяточничестве фигурировали предприниматели и государственные должностные лица, расследование работы картеля продолжил Совет по конкуренции, который может призвать к ответственности 18 предприятий, сообщает программа Nekā personīga на телеканале TV3.

Имеющаяся в распоряжении программы информация свидетельствует о том, что подозрения о запрещенном сговоре, или картеле, имеются в отношении 18 строительных предприятий: ООО Skonto Būve, ООО Velve, ООО ReRe būve, ООО RE&RE, ООО Pere Meistari, ООО Ārčers, ООО Latvijas energoceltnieks, ООО LNK Industries, ООО RBSSKALS būvvadība, ООО RBSSKALS, ООО Latvijas Tiltiem, ООО Merks, ООО Kodols M, ООО Monum, ООО Enfort, ООО Abora, ООО Ostas celtnieks и ООО UPB.

Программа сообщает, что в число этих 18 компаний входят все крупнейшие латвийские компании. В записанных в течение трех лет БПБК переговорах можно услышать, как предприниматели договариваются в целом о 78 строительных объектах по всей Латвии. Сейчас переговоры анализирует Совет по конкуренции.

Решение о денежных штрафах совет должен принять до 1 августа.

Картель — одно из самых тяжелых нарушений конкуренции, и Совету по конкуренции достаточно лишь признаков того, что между участниками рынка произошел сговор,

в отличие от уголовного процесса в БПБК, в котором необходимо было доказать вину каждого лица и причиненный обществу ущерб.

«Совет по конкуренции не видит препятствий продолжать и принимать свое решение, независимо от результатов расследования, поскольку имеется существенная разница в том, что нужно выявить в рамках уголовного процесса и при проверке совета.

Если в рамках уголовного закона необходимо установить последствия действий каждого отдельного лица, что его действия вызвали тяжелые последствия, то задача Совета по конкуренции при оценке запретов в данном случае гораздо проще», — сообщил программе старший прокурор отдела по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры Марис Лея.

Совет по конкуренции может наложить денежный штраф в размере 5% от оборота за последний финансовый год. Оборот одной только компании Velve в прошлом году составит 52 млн евро.

Как уже сообщалось, в рамках так называемого «уголовного дела о строительном картеле» в качестве основного доказательства были представлены прослушанные переговоры, однако стражи правопорядка не могут обойтись лишь прослушиванием переговоров — параллельно необходимо совершать другие оперативные действия по сбору доказательств, указал Марис Лея.

20 мая БПБК заявило о завершении начатого в 2018 году так называемого уголовного дела о строительном картеле, в котором в связи с возможным взяточничеством фигурировали предприниматели и государственные должностные лица. БПБК завершило дело по согласованию с Леей.

Лея пояснил, что, в первую очередь, основным доказательством в деле были оперативные наработки в 2015, 2016 и 2017 году, а также прослушанные в 2017 году переговоры.

Сам уголовный процесс БПБК возбудило лишь в сентябре 2018 года, затем последовали обыски, задержания и прочие следственные действия.

В ходе прослушанных переговоров обсуждались прошедшие события. Эти переговоры «лежали у БПБК до 2018 года, когда сотрудники бюро после ревизии решили возбудить уголовный процесс», сказал Лея.

Лея не прокомментировал, почему уголовный процесс не был возбужден уже в 2015, 2016 и 2017 годы. Этот вопрос следует задать БПБК, отметил прокурор.

Как указал Лея, содержание изъятых в ходе обысков носителей данных и запрошенная из банков информация не дала расследованию существенных сведений. К тому же, лица, имеющие статус — лица, в отношении которых начат уголовный процесс», отрицали свое участие в каких-либо правонарушениях. Никакой ценной для следствия информации не дали и допрошенные свидетели.

По словам Леи, анализ переговоров указывает на то, что не во всех случаях участники переговоров упоминали конкретных политиков, потому в ходе следствия не представлялось возможным их установить.

Полученных в деле переговоров было недостаточно, чтобы сделать вывод о том, что в одном из эпизодов совершенное пожертвование было напрямую связано с гарантией конкретных преимуществ со стороны политика каким-либо компания, участвовавшим в закупках. Кроме того, из переговоров нельзя понять о каким именно закупках велась речь, пояснил Лея.

Учитывая это и указав на схожесть с завершенным в свое время так называемым делом об олигархах, Лея подчеркнул, что блюстители правопорядка «не могут сидеть и лишь прослушивать переговоры», а должны параллельно проводить и другие оперативные действия по сбору доказательств.

Несмотря на то, что уголовный процесс завершен, закон предусматривает возможность его возобновления.

Правда, это возможно в том случае, если, например, внезапно какая-либо из участвующих сторон изменила бы позицию и предоставила бы доказательства, сказал Лея.

Как известно, в завершенном БПБК уголовном деле о так называемом строительном картеле имелись подозрения о возможном взяточничестве бывшего министра обороны Раймондса Вейониса, бывшего депутата Сейма Солвиты Аболтини, мэра Юрмалы Гатиса Труксниса (СЗК) и прочих политиков.

В данном деле статус лица, против которого начат уголовный процесс, был у пяти человек — это предприниматели Мартис Мартинсонс, Гунтис Равис, Артем Милов, Армандс Гарканс и мэр Валмиеры Янис Байкс (партия «Валмиере и Видземе»). В 2019 году СМИ сообщили, что право на защиту в данном деле были и у предпринимателя Иварса Миллерса, однако к нему не был применен статус лица, против которого начат уголовный процесс.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости