Абрама: Рижская дума почти не несет никакой ответственности за то, что натворила

Пикет возле Рижской думы

«Самое неприятное – это то, что Рижская дума вовлекала других в свою нерасторопность, проблемы, которые натворила, чтобы те их решали, а сама почти не несет никакой ответственности. Совет по конкуренции неоднократно предупреждал, что Рига должна заранее готовиться, чтобы не допустить той ситуации, в которой мы оказались», — говорит об объявленной в Латвии чрезвычайной ситуации в сфере управления отходами председатель Совета по конкуренции (СК) Скайдрите Абрама.

Оглядываясь на то, как несколько лет назад бизнес, в том числе по управлению отходами, сужался и в некоторой степени годами ограничивался, Абрама напоминает, что СК начал говорить об этом еще в 2007-2008 годах. Тогда совет возражал против создания муниципальных хозяйственных обществ.

«Муниципалитет просто сказал: «Будет хозяйственное общество, и частным коммерсантам тут больше нечего делать», — рассказывает Абрама. По ее словам, не было никакого рыночного недостатка, а также не было и стратегических соображений или соображений безопасности, по которым Рижский муниципалитет был вынужден выходить на рынок.

По мнению председателя СК, в муниципалитетах складывается монопольное положение, так как в предыдущие годы было четкое муниципальное лобби.

«В Сейме и других местах очень много инициатив было прекращено, так как муниципалитеты хотели себе большей свободы действий, мотивируя это якобы «очень логичными» аргументами, которые вообще не имеют отношения к экономической проблематике».

Она приводит такой пример: «Одним из аргументов было то, что управление отходами — это автономная функция муниципалитета. Но мы (СК) возразили: автономная функция не означает, что вам надо учреждать хозяйственные общества и таким образом обеспечивать управление. Вам надо следить за тем, как происходит управление, проводить честные закупки, составлять продуманные спецификации и положения, чтобы вы получили услугу, которую хотите».

«Я во многих случаях видела, что муниципалитеты усложняют положение о закупке. Нередко заинтересованные предприятия каких-то муниципалитетов и готовят эти спецификации», — рассказывает Абрама.

Говоря о людях, которые до занятия бизнесом работали в политике, принимая выгодные для своей предпринимательской деятельности законы, Абрама подчеркивает, что это очень плохо, однако в Латвии приходится часто сталкиваться с такой ситуацией.

На вопрос журналиста: «Как СК думает, что на самом деле скрывается за мусорным бизнесом?» — Абрама ответила: «Совет по конкуренции должен доверять Регистру предприятий, то есть, кто вписан как истинный бенефициар».

Она отмечает, что еще в начале 2013 года СК писал предложение в МООСРР (Министерство охраны окружающей среды и регионального развития. – Прим. перев.) и в комиссии по поводу закона об управлении отходами, что надо обязательно предусмотреть возможность выбора муниципалитетом нескольких поставщиков услуг, чтобы была конкуренция.

«А теперь надо смотреть, что дадут новые поправки МООСРР и будет ли развитие по вопросам конкуренции».

На балтийском фоне

Говоря о том, как Латвия выглядит на балтийском фоне, Абрама отмечает, что примерно полгода назад на таллинской конференции по вопросам конкуренции министр юстиции Эстонии сказал ей, что и в Эстонии набирает силу тенденция учреждать муниципальные хозяйственные общества. Однако в Эстонии она не так четка выражена, как в двух других балтийских республиках.

«Мне кажется, что в Латвии и Литве она очень сильно выражена: публичные лица портят рынок тем, что не соблюдают нейтральное отношение ко всем игрокам на рынке, когда учреждают свои in house-компании».

«In house значит, что, например, я как муниципалитет учреждаю свое хозяйственное общество, которое оказывает либо услуги управления отходами, либо какие-то инженерно-технические услуги, или делает что-то еще. Это внутреннее предприятие муниципалитета».

По ее словам, проблема в том, что в этих случаях муниципалитеты освобождены от необходимости проводить закупку, хотя в Латвии Совет по конкуренции возражал против этого. «Мы считали, что если не можем убедить законодателя и ограничить создание in house, то хотя бы надо обеспечить внутренние предприятия хозяйственных обществ, чтобы было конкурентное давление: по крайней мере проводилась бы закупка, в которой участвуют частные. Тогда и муниципальное предприятие будет вынуждено становиться эффективнее», — поясняет Абрама.

По ее мнению, если сравнивать Литву и Латвию, то Литва в этом плане может первой сделать шаг и ограничить создание in house. «Предыдущий президент Литвы хорошо сказала, что in houseхозяйственные общества муниципалитетов – очаг коррупции. Могу сказать, что по Закону о конкуренции, ограничение частной предпринимательской деятельности в любой отрасли – это нарушение конкуренции».

По ее мнению, муниципальное хозяйственное общество, которое оказывается в таком исключительном положении, не настроено работать лучше, эффективнее, дешевле, так как конкурентного давления больше нет.

«Конкурентное давление всегда заставляет думать, как развивать услугу, как обеспечить получателю услуги максимум, более выгодные цены. Но при таком исключительном положении нет никакого конкурентного давления. А потом мы читаем заключения Государственного контроля о том, что что-то очень дорого, что-то не сделано, качество хромает, фигурируют суммы, которые вообще никто не получал, качество услуги тоже теряется. Конкуренция – это то, что содействует качеству и развитию».

Абрама подчеркивает, что Литва опережает Латвию еще и в том, что у ее антимонопольного ведомства больше власти, чем у латвийского СК.

«У литовцев еще с 90-х годов в Законе о конкуренции есть норма, которая ограничивает свободу действий публичных лиц в плане издания различных законов, которые выгодны своим хозяйственным обществам». Но литовское антимонопольное ведомство на этом не остановилось: теперь публичные лица, когда создают свои предприятия, должны спрашивать разрешение у литовского антимонопольного ведомства, отмечает Абрама.

А латвийский СК может лишь советовать, рекомендовать, призывать не делать. «Да, мы тоже оцениваем необходимость учреждения хозяйственного общества, расширение деятельности, обоснованность продолжения, но у нас это носит только рекомендательный характер. В Литве гораздо строже. Но проблемы, несомненно, есть и в Литве», — комментирует Абрама.

Руководитель СК рассказывает, что в Литве гораздо больше дел о нарушениях, начатых в отношении муниципальных предприятий, так как в Латвии еще до 1 января следующего года не будет нормы, позволяющей наказывать публичные лица, которые портят рынок.

При этом она говорит, что и в Латвии ситуация начинает улучшаться: в этом году Сейм нового созыва принял поправки, которые позволяют СК наказывать предприятия. «Так что и у нас в следующем году будет такой репрессивный инструмент».

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости