Гаврилов: правительство действует вслепую

0

Президент Латвийской конфедерации работодателей Виталий Гаврилов

«Мы три года боролись за то, чтобы была создана стратегия Долгосрочного развития государства, чтобы правительство знало, куда ведет страну в ближайшие пять лет. Теперь правительство действует вслепую — как получится», — в интервью порталу BNN.LV признал президент Латвийской конфедерации работодателей (ЛКР) Виталий Гаврилов.

Кроме того, Гаврилов не скрывает своих возражений против хаотичного стиля управления государством, а также повышения налогов. Он видит угрозы со стороны серого сектора экономики и предлагает значительно увеличить поддержку для создания инновационной экономики, основанной на науке. По его мнению, для того, чтобы Латвия могла сама себя обслуживать, здесь должно проживать как минимум четыре миллиона человек.

Чего ЛКР добилась за последние четыре года?

Так как мы представляем тех, кто объединены под флагом ЛКР, наша главная задача — максимально эффективно влиять на тех, кто определяет правила игры в предпринимательской деятельности. Чтобы влиять на эти процессы, мы должны сотрудничать. Классическая мировая модель показывает, что такими партнерами обычно являются правительство и профсоюзы. До 2009 года нашим главным партнером в переговорах был министр благосостояния, который ослаблял наши позиции. Такой министерский пост по сути не может влиять на тяжеловесов — министров финансов, экономики и земледелия. У нас есть права на коллективную деятельность — вплоть до требования отставки отдельного министра. Для того, чтобы реализовать свое влияние, нам было важно добиться, чтобы премьер стал сопредседателем Национального трехстороннего совета. Первый премьер, который согласился – это Валдис Домбровскис. Чтобы его уговорить в непростой экономической ситуации, мы увеличили «критическую массу» — объединились в своих требованиях с Латвийским свободным союзом профсоюзов, Латвийской торгово-промышленной палатой, а также с Латвийским союзом самоуправлений и Латвийской Академией наук.

Предприниматели работают качественно, потому как их система управления основывается на реальные бизнес-модели. Правительство же проигнорировало наши ценные предложения по разработке бюджета на 2011 год, потому что оно руководствуется другими соображениями. У настоящих бизнес-структур имеются стратегические цели, а наше правительство не может их найти уже на протяжении последних 20 лет. Предприниматели занимаются также планированием на средние сроки, правительству этого не достает. К сожалению нам до сих пор не удалось добиться того, чтобы правительство осуществляло в Латвии качественное управление, как это происходит в Эстонии и в Литве. Еще в феврале 2011 года мы призывали правительство к быстрым, активным и ответственным действиям по оздоровлению предпринимательской среды. Мы пишем конкретные программы того, что правительству следует делать, а не расплывчатые планы. Правительство не может все время жить в долг, не проводя никаких структурных реформ, тратить незаработанное – 2,5 миллиона латов в день. Я заинтересован в конкретных результатах работы правительства, а не в том, как оно выглядит или в его отговорках.

Что именно вас не устраивает в политике правительства?

Его нельзя назвать командой. Команда правительства очень слаба и они плохо реагируют на изменения в экономике. Не хватает лидерства и компетенции. Если в Сейме видят, что министры не справляются со своими отраслями, их надо просто заменить. Все движения хаотичны и никогда не останавливаются – как в теории Броуна… Нет макроэкономических сценариев на среднесрочный период, о чем говорил Национальный совет по реформам. Опасно то, что правительство не пытается радикально сократить препятствия по освоению структурных фондов Европейского Союза. Как-то раз мы даже просили президента Валдиса Затлерса оценить то, как правительство готовит бюджет на 2009 год, предвидя, что спад ВВП будет большим, нежели прогнозируемые 18%. Доходы от налогов тогда упали на 24%. Если бы бремя НДС и социального налога тогда уменьшили, многие предприниматели не пропали бы в теневой экономике. Нам нужно видеть глаза политиков – каковы их внутренние препятствия для невыполнения просьб предпринимателей. Нынешняя политическая культура не позволяет им нас послушаться.

Сколько предпринимателей сейчас уклоняется от уплаты налогов?

Это теневая экономика. Есть сведения, что она составляет от 24 до 30%. Однако, когда в 2010 году у нас была встреча с Сеймом, было трудно доказать им все масштабы этой проблемы, потому как депутаты решили, что теневая экономика не превышает 16%. Не стоит руководствоваться тем, что нам рассказывают международные аналитики. Надо изучать налоговые сборы в отдельных отраслях. Совет иностранных инвесторов сравнил данные СГД и реальные данные о потреблении топлива в Латвии. Оказалось, что существует дыра в размере 210 миллионов латов. Если правительство не ставит цель получить 50 и больше миллионов латов из теневого сектора, то оно ничего не сможет добиться.

Что вы предлагаете делать?

Мы три года боролись за то, чтобы была разработана Стратегия долгосрочного развития государства. Однако правительство и Сейм по-прежнему не могут ее утвердить. Почему? Правительство приобрело бы ясность насчет того, куда оно поведет страну в ближайшие пять лет. В стратегии надо было бы указать необходимые ресурсы. Теперь же правительство действует вслепую – как получится. Так как мы не смогли этого добиться внутри страны, то попробуем повлиять на правительство Домбровскиса через Брюссель. В апреле этот среднесрочный макроэкономический сценарий на три года они должны будут представить главам ЕС, предварительно проконсультировавшись с нами. Вопрос в том, насколько качественно они выполнят эту работу, учитывая недостаток лидерства. Во-вторых, надо подготовить документ «Макро-структурные вызовы или препятствия Латвийскому народному хозяйству» с конкретным планом мероприятий для всех министерств. В-третьих, надо написать Латвийскую целевую программу для «Европы 2020». В четвертых, какие политические направления обеспечат выполнение долгосрочной программы? Совет коалиции почти парализует работу правительства, препятствуя исполнительной власти реализовывать свой потенциал. Ни один министр не может точно сказать, какова ситуация в его отрасли. Правительство должно обладать видением того, какой ВВП на душу населения они хотели бы иметь в 2020-ом и в 2030-ом году, потому что это может создать основу для роста и сократить безработицу. Если бы правительство создало «smart regulation», профессиональные чиновники смогли бы уложиться в сроки и достигнуть ощутимых результатов. В регионе Балтийского моря на восемь стран-участниц рассчитаны 55 миллиардов евро в виде инвестиций на развитие инфраструктуры, но сколько из этих средств сможет освоить Латвия? Перед тем, как премьеры трех стран Балтии съедутся на Совет Балтийского моря, они должны договориться с бизнесменами о приоритетных проектах. Что мы можем продвигать вместе? Например, Латвия и Дания отвечают за энегробезопасность, в связи с этим наша страна могла бы сформироваться как центр развития возобновляемой энергии. Литва отвечает за транспортные связи, с ними надо скооперироваться в проекте Rail Baltic на сумму 620 миллионов евро. Эстония будет отвечать за упорядочение внутреннего рынка ЕС.

Как вы оцениваете мероприятия по консолидации бюджета на 2011 год с повышением налогов в середине года?

Мы оцениваем это как прием некачественного менеджмента. Нельзя пассивно наблюдать за тем, что они там в правительстве делают. Мы стараемся активно на них влиять, чтобы результаты были хоть немного лучше. Страна избавилась от угроз банкротства, но важно поддерживать и социальное спокойствие. За 2010 год государство не добрало налогов на 7%, был небольшой спад ВВП – 0,2%, однако мы – талантливые и прогрессивные предприниматели – сумели осуществить четвертый наиболее стремительный прирост объемов экспорта в ЕС с 4,1 миллиардами. Правительство поспешно принимает решения, не оценив последствия. В 2010 году в налоговом законодательстве было 34 поправки и более 40 различных изменений, чиновникам даже физически не хватало времени на то, чтобы их ввести. Нужно иметь в запасе хотя бы год для того, чтобы чиновники могли должным образом подготовиться.

Какие отрасли вы считаете привлекательными для инвестиций?

Главные отрасли уже обозначились – это деревообработка, пищевая промышленность, химия и фармацевтика, а также транзит и логистика. Нельзя недооценивать сектор услуг – финансы, образование, туризм и здоровье. Если есть талант, можно спекулировать на колебаниях валютных курсов или на росте цен на продовольствие на биржах. В Латвии хороший мозговой потенциал, который сможет себя проявить только при условии, что государственная власть получит сильных стратегических лидеров. Если 80% экономической активности составляет внутреннее потребление, то его стоит развивать, а не душить. Это было бы умным управлением.

Почему не наблюдается наплыва инвесторов?

Потому что я по сей день не вижу на столе правительства Латвии стратегических инвестиционных проектов, какие есть в Литве – целых десять штук на несколько миллиардов евро.

Поддерживаете ли вы намерение правительства до 2014 года не повышать основные налоги и постепенно увеличивать необлагаемый минимум?

Средний оборот наших предприятий за пару лет сократился с 570 000 евро до 370 000 евро, а прибыль с 25 000 евро в год до 6 000 евро, а потом она докатилась до нуля или даже вошла в минус. Мы понимаем, что далее повышать налоги совершенно бессмысленно, учитывая реальное положение в сдавленной экономике. Как это возможно – повышать налоги до среднего уровня по ЕС, если у нас ВВП на душу населения составляет 8 000 евро, в то время как в Евросоюзе средний показатель – 25 000 евро? Налоговые ставки у нас отличаются только на 8%. Мы ходим по земле, поэтому правительству всегда будет полезно прислушаться к нашему мнению. Кабинету Министров следовало бы доказать Брюссельским бюрократам, что мы являемся маленькой страной с ничтожными ресурсами, поэтому нам стоит быть привлекательными своими низкими налогами. Наше правительство выделяет на создание инновационной экономики только 0,6%, однако она дорогая – необходимо как минимум 3% от ВВП. Благодаря введению программы микропредприятий, в Латвии теперь 31 предприятие на 1 000 жителей, в то время как в ЕС – 54, а в США – 85.

Повышая пенсионный возраст, будет ли возможно так долго трудоустраивать людей?

Для работодателей это будет очень непросто. Во всех профессиях этого достичь не удастся. Мотивацию, стимуляцию и возобновление ресурса рабочей силы надо будет решать в рамках общей политики ЕС. Наша страна ищет краткосрочные, а не долгосрочные решения этого вопроса. Оптимальное число жителей, чтобы экономика могла сама себя обслуживать – четыре миллиона человек. В Латвии примерно 2,3 миллиона. В связи с этим стратегию дальнейшего развития государства, детские и семейные пособия, образование и здравоохранение следует подчинить дальновидной стратегии по удвоению числа жителей.

президент Латвийской конфедерации работодателей (ЛКР) Виталий Гаврилов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь