Coface: сегодня предприниматели больше никому не верят

Руководитель отдела продаж предприятия по страхованию рисков Coface Latvia Сандра Смилтниеце

Сегодня предприятия вместо того, чтобы распивать с партнерами вино и вслепую доверять друг другу, все чаще смотрят на страхование рисков, а доверие оценивают сухо, опираясь на факты, как это и должно происходить, сказала порталу бизнес-новостей руководительница отдела продаж предприятия по страхованию рисков Coface Latvia Сандра Смилтниеце.

Она также отметила, что по прогнозам, объем страхования рисков в этом году вырастет на 25%, в этом смысле 2011 год – очень активный.

Как бы вы охарактеризовали влияние кризиса на качество и надежность сделок? Способствовал ли он более качественному изучению рисков или, наоборот, внес неадекватные опасения и чрезмерную осторожность?

Сейчас считается, что кризис «начинает заканчиваться». На это указывают годовые отчеты, из которых видно, что в 2010 году дела у предприятий шли лучше, чем в 2009 году. Данные за первое полугодие этого года, полученные от предприятий, с которыми мы тесно сотрудничаем, также показывают хотя бы на небольшой, но прирост. Выросла активность и относительно производства, и в плане поиска партнеров. Активизировался поиск решений, которые позволят избежать больших убытков, пережитых в кризис.

По-вашему, период кризиса подстегнул или, наоборот, напугал потенциальных партнеров?

Компании, которые пережили кризис, после его окончания стали задумываться, как себя защитить в будущем. Например, раньше партнеры сидели за общим столом, попивали вино – все было хорошо, все были друзьями. Но тогда не смотрели, действительно ли у партнера достаточно денег, чтобы он мог приобрести предложенные товары, вовремя за них заплатить и не вызвать огромную цепь неприятностей, которые коснутся не одного, а нескольких предпринимателей. Задерживается не только оплата мне, я тоже не могу заплатить своим партнерам и т.д. Те предприятия, которые в кризис пострадали от таких неудачных сделок и от последствий, вызванных неоплаченными счетами, сейчас очень внимательно оценивают своих партнеров. Это один из тех элементов – основ бизнеса, — которые должны быть в каждом предприятии. Должно быть качественное управление кредитными рисками будь то банк, желающий защитить себя от убытков или компания – большая или маленькая. Если, например, мои убытки составляют 10 000 латов, мне надо пустить в оборот еще 500 000 латов, чтобы покрыть эти убытки прибылью.

Можете сказать, какая разница между застрахованными и незастрахованными сделками? Что на это влияет?

В очень многих компаниях введены системы управления рисками – это кредитные менеджеры, оценщики клиентских портфелей, кредитные контролеры. Эта специальность, которая раньше была забыта и не была так актуальна, поскольку больше внимания уделялось увеличению объемов продаж – считалось, что чем больше будут продажи, тем незначительней будут убытки. Прибыль покрывала убытки, и они были почти неощутимы. Но когда продажи остановились, убытки стали расти, и тогда внезапно возник вопрос – где же мой кредитный контролер?

В этот период кредитный контролер или бухгалтер (в разных компаниях таких людей могут называть по-разному) стали одним из самых важных людей в компании.

Например, для своих клиентов такую работу проводим мы – осуществляем мониторинг их клиентов, определяем кредитные лимиты, отслеживаем возможные изменения, как в руководстве компании, так и изменения адресов, а также отслеживаем, задолжал ли партнер нашего клиента третьему лицу за границей, чего я как партнер мог бы никогда не узнать. Мне было бы известно лишь то, сколько он задолжал мне, а сколько мой партнер должен еще третьему, четвертому, пятому никто бы не знал. А у нас есть эта информация, и мы передаем ее нашему клиенту, который решает, как быть дальше.

То есть либо сотрудничать, либо прекратить отношения…

Да, либо договориться с этим клиентом на постоплату, что является привычной практикой в условиях нормального развития экономики. Можно перейти и на предоплату – после кризиса это был чуть ли не единственный вид оплаты, поскольку никто никому больше не доверяет. Доверие надо оценивать сухо, исходя из фактов, без каких-либо эмоций и чувства дружбы.

Как думаете, в этом году количество сделок по страхованию вырастет?

Начиная примерно с весны 2010 года, страхование сделок набрало стремительные обороты, поскольку, исходя из чисел, если оборот компании составляет 1 миллион, и у этой компании, например, 10 партнеров, за страхование одного миллиона компания должна заплатить примерно 6 000 латов в год. Если что-то случится, клиент знает, что он застрахован на 6 000, а не потеряет за один счет 10 000. Те, кто выжил в кризис, очень хорошо осознают преимущества такой услуги. Это то же самое, что и любое страхование.

Страхование сделки в бизнесе также существенно и важно, оно позволяет не думать о том, что произойдет, если вдруг что-то случится, а позволяет сконцентрироваться на своем развитии, на поиске новых партнеров, на том, как с ними лучше работать, какие условия выдвинуть, и как получить большую прибыль.

Что касается чисел, мы планируем, что в этом году рынок страхования в нашем секторе вырастет примерно на 25%. По сравнению с 2010 годом, который тоже был хорошим, этот год – очень активный.

Относительно оценки страхования, каким компаниям страховщики без лишних размышлений дают гарантии, а каким приходится доказать свою рентабельность?

У каждой отрасли есть свой рейтинг. Сейчас можно застраховать любую отрасль, но очень осторожно мы относимся к строительному сектору и к компаниям, которые с ним связанны – производители блоков, дверей, окон, стекла. В то же время мы смотрим, в каком виде мы можем предложить это страхование.

Такая ситуация сложилась только в Латвии?

Строительный сектор весьма осторожно оценивается во всем мире. Делать долгосрочные прогнозы по поводу восстановления строительного сектора сейчас рискованно, но я думаю, что до конца года осторожность в этом секторе сохранится.

Как изменились после кризиса отрасли, связанные с строительством?

До кризиса строительная и транспортная отрасли страховались очень активно, а теперь это отрасли, которые с первой и второй позиции скатились на 99 место. В транспортом секторе произошли очень большие улучшения, но они были не настолько большими, чтобы с закрытыми глазами страховать всех, кто идет нам навстречу. Пусть не так пристально, как это происходит с строительной отраслью, но мы все еще очень тщательно оцениваем, как и что происходит.

Много ли таких ярко выраженных кризисных случаев, когда кредитный лимит не был оценен?

Не могу сказать, что их было много, но такие случаи были не только в Латвии, но и в других странах. Громкий случай был с Elkor, это в некотором роде был шок, который накладывает ответственность и на нас. Такие случаи практически нельзя прогнозировать. Страхование кредитных рисков предназначено именно для непредвиденных случаев. Например, если у вашей машины горит одно крыло, его никто не будет застраховывать. Страхование предназначено для того, чтобы вы могли ехать спокойно, а, если случится что-то непредвиденное, вы будете знать, что кто-то вместо вас взял на себя эти риски.

Не имеет значения, большая компания или средняя, никогда нельзя быть полностью уверенным, что не случится ничего непредвиденного. Опыт показывает, что и те предприятия, которые пережили кризис, не всегда отказываются от своих партнеров.

Говоря от самой отрасли взыскания долгов, считается, что эта ниша сейчас является одной из самых прибыльных. Как вы оцениваете свое развитие за последние три года?

Как только начался кризис, оказалось, что все всем должны. В результате многие организовали компании по взысканию долгов. Но надо учитывать, что для этого нужны знания, такой работой надо заниматься на профессиональном уровне. Я думаю, что в целом на рынке есть примерно десять предприятий, которые занимаются этим серьезно. А что касается остальных, мы не ощущаем влияния этих маленьких компаний.

В прошлом году мы решали много вопросов, связанных со старыми долгами, поскольку новых долгов сейчас практически нет. Они не образуются пока, поскольку переход от системы предоплаты на постоплату происходит медленно, так что новые долги появятся позже.

Существует мнение, что в Латвии не хватает конкретных отраслей, которыми наша страна могла бы выделиться на фоне остальных стран Балтии. Как вы оцениваете позицию Латвии по привлечению инвестиций и в заключении сделок в контексте Балтийских стран?

В Латвии есть много отраслей, которые могут стать объектами инвестиций. Не зря иностранные инвесторы интересуются Latvijas Finieris. Интерес к таким предприятиям очень велик. Также можно отметить и отрасль продовольствия. На экспорт отправляется очень много продуктов питания.

Говоря же о показателях объемов сделок в области страхования, можно сказать, что в Эстонии эти объемы немного меньше, но на них влияет и размер рынка. Поэтому, учитывая размер страны, в Эстонии рынок не будет таким же большим, как в Литве. Надо отметить, что кредитное страхование в Латвии и Эстонии – довольно новый продукт, который появился здесь всего лет пять назад. В Литве, во-первых, рынок больше, во-вторых, страхование рисков там существует больше десяти лет. Местная аудитория хорошо знает, что означает эта ниша. В Латвии и Эстонии очень много труда вкладывается в образование людей, чтобы показать, как страхование кредитных рисков может способствовать бизнесу.

И эксперты, и правительство признают значение сферы капитала в оздоровлении латвийской экономики. Какие, по вашему мнению, позитивные и негативные события могут повлиять на эту сферу?

Мы не ощущаем большого влияния властей, каждое предприятие борется само за себя. Coface работает и в Совете по экспорту, где сейчас обсуждаются варианты расширения торговых миссий. Мне кажется, проведение таких миссий, которые предлагаются на рассмотрение властей, могут позитивно сказаться на налаживании контактов со странами, с которыми раньше было труднее сотрудничать. Например, торговые миссии в Казахстан, Узбекистан или Арабские Эмираты. Мы согласны с тем, что торговые миссии надо позволить проводить тем компаниям, у которых есть опыт в конкретных странах. А если в ходе такой миссии удается наладить контакты, которые переродятся в новые связи и сделки, это положительно отразится и на балансах латвийских компаний.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости