Jumava: побочный эффект от книгоиздательства – 100 млн латов в год

Глава издательства Jumava Юрис Высоцкис

Побочный эффект от книгоиздательства в образовании, информации, языковедении и дизайне можно оценить в 100 миллионов в год, сказал в интервью порталу BNN.LV руководитель издательства Jumava Юрис Высоцкис.

Он также признал, что отрасль книгоиздания жива, в Латвии каждый день выходит пять новых книг, и он надеется, что еще удастся вернуться к обороту в один миллион латов в год, как это было до кризиса 2008 года.

Чего удалось достичь издательству Jumava за 20 лет существования?

Все эти годы были соревнованием – условия книжного рынка становились сложнее, а мы стали умнее. Каждый год казалось, что следующий будет лучше и спокойнее. На деле так не получалось – появлялись все новые испытания. Начиная с повышения ставки НДС – это было большой ошибкой правительства Иварса Годманиса. Спасибо Валдису Домбровскису за то, что его правительство сохранило пониженную ставку на книги в размере 12%. Нехорошо, когда НДС растет, но сейчас хотя бы есть база и возможности, чтобы она работала. Сейчас мы выпускаем 120-150 названий книг в год, из них примерно половина – оригинальная литература. Я надеюсь, что нам удастся вернуться к годовому обороту в 1 миллион латов, как это было до начала кризиса в 2008 году. Деньги, которые находятся в обороте, пойдут на уплату кредитов, а другая часть – на печать новых книг. В данный момент мы развиваем инфраструктуру продажи и распространения книг.

Насколько большая ваша сеть?

Сейчас у нас десять книжных магазинов. Это не совсем масштаб торговой сети, но мы готовы сотрудничать с L.Grāmata, с JāņaRozes grāmatnīca или с Valters un Rapa. Хорошая новость в том, что обороты книжных магазинов стабилизировались и вырвались из опасных красных показателей.

Какую поддержку вы хотели бы получить от государства и Министерства культуры?

Мы творческая индустрия, как театр, кино и другие, поэтому книгоиздание – это и бизнес, и образ жизни. Нам нужны дотации государства, потому что мы даем большую добавленную стоимость всей стране. Побочный эффект от книгоиздательства в образовании, информации, языковедении, дизайне и других областях можно оценить в 100 миллионов латов в год. А во время правительства Годманиса государство старалось собрать три, шесть и даже семь миллионов латов, но не удалось. Это серьезно повредило отрасль – все упало на 50%. Спасло лишь то, что латыши – это народ, который издавна является большим любителем книг, у нас крупнейшие домашние библиотеки в мире. Это мне сказал Андрис Вилкс, директор Латвийской национальной библиотеки. У нас абсолютно открытый книжный рынок, например, в США всего 5% переведенных работ. Латвия могла бы учиться у Норвегии, где издателям живется легче, потому что 1000 из 2000 экземпляров сразу же скупаются государством для общественных библиотек. В «тучные» годы мы выпускали 2500 наименований в год, а Эстония сильно вырвалась вперед и издавала 4000 наименований в год. Сейчас они выпускают около 2000 книг в год. А в Латвии хорошо, если каких 200 экземпляров попадут в библиотечный фонд. Мы никогда не достигнем уровня благосостояния как в Норвегии. Надо следить, чтобы покупательская способность не скатилась до нуля. На выборах произошла забавная ситуация, когда мы встречались с министром финансов и сказали ему, что государство поддерживает закупки книг на сумму 3000 латов в год. Министр трижды переспросил 300 тысяч или 30 тысяч, думая, что мы забыли приписать нули. Он был возмущен. Однако эта сумма до сих пор так и не увеличена.

Как на вас повлияли аутлеты Zvaigzne ABC?

Как повлияли, так и не повлияли — в зависимости от того, как на это посмотреть. Несмотря на то, что Латвия не великое государство, каждый день у нас издаются пять новых книг. Это значит, что отрасль еще жива. В 1990-ых годах российские авторы радовались, чо их книги были очень дешевыми. Однако в последнее время растут цены также и на их издания. Происходит сегментация и индивидуализация рынка, поэтому большая часть покупателей ориентируется на качество, эстетическое наслаждение, которое дает книга, а не на ее цену. Я попробовал «скидочные столы», но они не всегда окупаются. Будет развиваться сетевой формат, так как вскоре и в Латвии произойдет массовая дигитализация книг, ими будут торговать в интернете. В связи с этим роль издателей уменьшится.

Каковы средние тиражи издаваемых книг?

Если пять-семь лет назад средний тираж книги был равен 3000 экземпляров, два года назад он достигал 2000 экземпляров, то теперь тираж упал до 1500. В Эстонии этот показатель оставляет 1000 экземпляров, то же самое ожидает и нас. Это не трагедия, потому что издатели и типографии уже приноровились. Это, несомненно, увеличивает себестоимость одного экземпляра. Издатели зарабатывают конъюнктурными книгами. Жаль, что наши писатели не пишут бестселлеры о наболевшем. Они просто не ориентированы на это. Спасибо издательству Atēna, которые первыми подняли цену хорошей толстой книги выше десяти латов. Нам на протяжении десяти лет не удавалось стартовать на рынке с более дешевыми решениями и книгами в мягких обложках. Сейчас покупатели стали более экономны и одобрили это. Школьники и студенты приходят в магазин с новыми покупательскими привычками.

В течение скольких дней книжные магазины рассчитываются за проданные книги?

По-разному — начиная с 30 дней. Запаздывают все. Также и наши выплаты авторам. Конечно, положение уже не столь драматично, как в 2008-ом, 2009-ом и 2010-ом годах. Но дефицит текущего счета существует. Поэтому мы понимаем те магазины, которым трудно сразу рассчитаться с нами.

Только что завершился первый тур игры «Grand Prix», который вы проводили совместно с Reader’s Digest. Каковы результаты?

Действительно, в прошлом году из Литвы пришла игра «Grand Prix». Как книгоиздатель я вижу великолепную возможность распространения книг в этой сети, потому что у них есть своя база данных. То, что выяснилось за пять лет их деятельности в Литве — их участники в основном не посещают книжные магазины. Это значит, что здесь мы будем обращаться к другой аудитории — к домоседам, инвалидам, русскоязычным. Общий призовой фонд превышал 30 000 латов, победитель получил 24 000 латов. Другой человек выиграл автомашину стоимостью в 10 000 латов. Это обеспечило издательству Jumava узнаваемость. В будущем я очень надеюсь распространять в этой сети наши книги. Пока что они продавали переведенные издания Reader’s Digest. Пока они особо не зарабатывают, а лишь накапливают клиентскую базу и рыночный потенциал.

Как вы смотрите на деятельность Фонда культурного капитала?

По-правде говоря, Фонд не дает средств на создание новых книг. Его бюджет сократился. 20 лет мы получали ощутимую помощь со стороны Фонда. Теперь вместо того, чтобы просить у него помощь, писателям надо будет переориентироваться и начать писать для иностранных рынков. Авторы, которые пишут романы по вечерам или по ночам после основной работы, не могут заработать этим делом на жизнь. Следовательно для писателей должна быть создана система поддержки. Где произведения, которые описывают перепетии нашего экономического кризиса? У нас их запросили как на лондонской, так и на франкфуртской международной книжной ярмарке. Они готовы заключать реальные договора.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости