Программа о деле Лембергса: слежка за следователями, утечка информации, смерть свидетелей

Расследование по так называемому делу Айварса Лембергса, по которому спустя 12 лет слушаний суд первой инстанции наконец вынес обвинительный приговор, началось с трех папок для документов, которые в 2003 году тогдашнему генеральному прокурору Янису Майзитису принес депутат Сейма Арнолдс Лакса, сообщает программа Atvērtie faili («Открытые файлы») на радиостанции Latvijas Radio.

«В толстых черных папках был ряд, много-много документов, доказывавших участие Лембергса в крупных предприятиях Вентспилса. Эти документы относились к самому началу 1990 года, когда произошли все эти аферы. (…) И денежные перечисления на счет Айварса Лембергса, и доли капитала, которые держались в трастах, в которых доверенными лицами были назначены адвокаты. Различные сделки о перепродажах долей капитала. Сотни документов. Сотни копий документов», — рассказал Лакса.

Сам он ранее работал в свое время крупной группе компаний SWH, руководил принадлежавшим группе Рижским объединенным Балтийским банком. Кроме того, у SWH были дела в вентспилсском транзитном бизнесе, и всем, у кого был прибыльный бизнес в Вентспилсском порту, еще в 1990 году было ясно, что Лембергс, который был публичным должностным лицом самоуправления, за кулисами «ворочал» делами портового бизнеса и зарабатывал миллионы, сообщает программа.

«Когда началась борьба между бывшими партнерами Айварса Лембергса, как в открытую, так и тайно, каким-то образом эти папки с документами попали ко мне», — указал Лакса программе.

Читайте также: Прокурор о том, как Лембергс распределял сотни тысяч по коробкам от телевизоров

В программе также отмечается, что Лембергс вынуждал партнеров подписывать особые соглашения, которыми они обязались не раскрывать бенефициаров скрытых в офщорах вентспилсских компаний в течение 12 лет. Конверты хранились у адвокатов. «Схема более сложная, но суть в том, что каждый бывший партнер Лембергса подписался за то, что в том случае, если он расскажет правду, рассказанный факт следует считать клеветой и фактическим признанием в совершении преступления. Примерно такая «детская» конструкция. Мне еще тогда это казалось крайне глупым», — вспоминает Лакса.

По его словам, ни одно решение в крупных государственных компания не могло быть принято без согласования с Лембергсом. «Например, встретился с, не хочется называть, госпредприятияем, которое представляет государственные интересы. Обсуждается будущее крупного государственного предприятия, и внезапно глава этого предприятия говорит, мол, нет, ну все прекрасно, что вы говорите, но, что об этом думает Лембергс? А Лембергс на тот момент не является ни политиком, ни представителем предприятия.

Но тогда, кажется, логичным было спросить человека (чего никогда не делалось), задавшему этот тупой вопрос: «А при чем тут Лембергс?». Всем ясно, что все дороги ведут к Лембергсу, Лембергс решает все»,

— рассказал Лакса в передаче.

Так же было и в политике — бизнес-партнеры видели, что ведущие политики партий Сейма по понедельникам ездили отчитываться в Вентспилс.

Программа также отмечает, что в предоставленных Лаксой папках были свидетельства того, что на происходящие в Риге собрания приходили не только политики, чаще всего представители «Союза зеленых и крестьян», но и тогдашний начальник Бюро по защите Конституции Лайнис Камалдиньш и госконтролер Райтс Чернайс. «Ему подчинялись политики. А если ты в политике и участвует в кулуарных разговорах, ты, конечно, знаешь, кто — политики Лембергса, а они этого и не скрывают», — сказал Лакса.

Журналисты программы отмечают, что подозрения в отношении Лембергса были серьезными, а дело — объемным, поэтому для расследования нужна была команда, но собрать ее оказалось непросто.

«Были коллеги, отказавшиеся работать в группе. Отказывались, прикрываясь тем, что у них дома матери, дети, семья», — рассказал программе прокурор, указав, что у него было и то, и другое, и третье.

Тогдашний генеральный прокурор Янис Майзитис предоставил команде всевозможную поддержку, но были еще и прокуроры высокого ранга, которые пытались отговорить от расследования этого политически чувствительного дела. Они боялись лишиться пенсию по выслуге лет. Среди них была и некая руководитель департамента Генеральной прокуратуры, имя которой бывший прокурор Андис Межсаргс предпочел не называть.

По его словам, «о планах участников следственной группы и о продвижении процесса знало небольшое число работников генеральной прокуратуры, пара сотрудников Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией и три или четыре сотрудника Бюро по защите Конституции, получившие поддержку руководителя учреждения Яниса Кажоциньша».

Работа в таких условиях была сложной, поскольку нужно было допросить много свидетелей, но произошла утечка информации.

Межсаргс пояснил программе, что «были свидетели, которые приходили к нам давать показания во время рабочего дня по пропускам, а вечером им домой звонил кто-то из адвокатов и спрашивал: «Что ты сегодня делал в Генеральной прокуратуре? Тебе выписали пропуск (…) Какие показания ты дал?» Говорили, что лучше не давать показания, это было нехорошо, что рассказал.

Некоторые свидетели в обмен на информацию просили для себя процессуальную защиту и смену идентичности, поскольку очень боялись последствий.

Однако регулирование законов тогда было таким, что этот механизм реально нельзя было запустить так, чтобы показания потом могли быть использованы в суде и одновременно была бы защищена идентичность лица, сообщает программа.

Также отмечается, то наиболее серьезный поворот в расследовании дела произошел спустя четыре года, когда в ходе обыска в банковском сейфе были обнаружены важные для уголовного процесса документы — оригиналы акций, голубые подписи Лембергса на правах собственности, офшорных акциях и ценных бумагах.

Межсаргс сообщил программе, что обвинения было составлено на 256 страницах. «Ему следовало задекларировать себя как владельца бизнеса, а не сидеть в этом кресле главы муниципальной думы. Тогда все было бы чисто. Он был бы успешным предпринимателем, ему не пришлось бы за это отвечать. Но то, как он получил права собственности, вымогая доли и акции, а затем то, как он скрывал и почему скрывал, в то же время он задействовал ресурсы самоуправления для преумножения своих богатств. Такова его суть».

Программа отмечает, сто после задержания Лембергса в 2007 году расследование получило очередной поворот. Многим свидетелям пришлось выбирать, на какой стороне оставаться — давать показания против Лембергса или нет.

Среди них были многие представители предпринимательской среды Вентспилса. К тому же многие не дожили до окончания этого процесса — они умерли. В качестве примера программа приводит бывшего председателя совета Ventamonjaks Юрия Беспалова, скончавшегося за день до того, как ему предстояло давать в суде показания о подделке документов.

Также по теме: Ретроспектива. Череда смертей в окружении Лембергса

22 февраля Рижский окружной суд приговорил Лембергса к пяти годам тюремного заключения с конфискацией имущества и штрафом в размере 20 000 евро.

После оглашения приговора Лембергс был задержан прямо в зале суда, поскольку действовавшую ранее меру пресечения суд отменил. Суд также постановил засчитать в срок заключения время, которое Лембергс уже отсидел в тюрьме с 14 марта по 10 июля 2007 года, а также провел под домашним арестом — с 10 июля 2007 года по 22 февраля 2008 года.

Также суд обязал Лембергса выплатить пострадавшим по делу в целом около 64 000 евро. В пользу государства Лембергс должен выплатить процессуальные издержки — еще 22 180 евро за услуги присяжного адвоката.

По 19 разделам обвинения Лембергс был признан виновным, а еще по 21 — оправдан.

Лембергс признан виновным во взяточничестве, подделке документов, легализации преступно нажитых средств, служебном подлоге, запрещенном участии в имущественных сделках, а также в предоставлении ложных сведений в декларациях должностного лица.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости