Прокуратура закрыла процесс в отношении родителей утонувшего в бассейне мальчика

В 2017 году во время тренировки по плаванию в Вентспилсе утонул трехлетний мальчик. Полиция и прокуратура провели расследование, чтобы установить виновного в трагедии. Пока суд по делу только ожидается, однако родители погибшего ребенка сами оказались подозреваемыми из-за того, что не задекларировали полученную компенсацию. Однако после ознакомления с обвинениями Прокуратура приняла решение закрыть уголовный процесс, выяснил BNN в Прокуратуре Латвийской республики.

Как сообщает программа Nekā personīga («Ничего личного») на телеканале TV3, родителей утонувшего мальчика обвиняли в причинении ущерба экономике в крупном объеме, поскольку в своей декларации они не указали полученную компенсацию, которая была им выплачена за погибшего ребенка.

В прокуратуре указывают, что программа выпустила вводящий в заблуждение сюжет в связи с начатым делом, однако

11 марта прокурор приняла решения о завершении двух уголовных процессов, условно освободив лиц от уголовной ответственности. Эту информацию подтвердил и прокурор высшего ранга.

В телевизионном сюжете Прокуратура не заявила публично о принятых решениях в связи с завершением уголовных процессов, поскольку лица еще не ознакомились с данными решениями. Из-за занятости адвоката это произойдет лишь 29 марта, указали в Прокуратуре.

Программа напоминает, что в убийстве по неосторожности обвиняется тренер по плаванию Виктор Зуев. До сих пор единственным осужденным является возглавлявший в то время Вентспилсский Олимпийский центр Улдис Бойтманис. Ему назначен административный штраф в размере 70 евро.

Заседание суда по данному делу назначено на май. В двух переданных суду томах по делу указывается, что в 2020 году следователи, занимавшиеся делом об утонувшем мальчике, потратили несколько месяцев на то, чтобы выяснить, получили ли родители от Вентспилсского олимпийского центра материальную компенсацию.

Летом 2018 года компенсация была выплачена.

В 2019 году родители ребенка подали Службе государственных доходов свои ежегодные декларации за прошедший год, но не указали в них полученную от олимпийского центра компенсацию.

Закон предусматривает два момента: соглашения о выплате компенсации, заключенные в рамках уголовного процесса, не облагаются никакими налогами; каждый подавший СГД отчет о своих доходах в течение последующих трех лет может внести в него дополнения или исправления. В данном случае отец и мать погибшего ребенка могут внести в декларацию недостающие сведения до лета 2022 года.

Однако в марте этого года случился неприятный поворот. Родители получили от следователей повестку о том, что они оба являются подозреваемыми в рамках уголовного процесса.

Выяснилось, что следователи несколько раз запрашивали у самоуправления информацию о компенсации. Без ведома родителей ребенка были изучены выписки с их банковских счетов в банках Luminor и Swedbank. Следователи заключили, что размер неуказанной в декларации компенсации превышает 10 000 евро, поэтому в отношении обоих родителей применима 219-я статья «Уголовного закона» — о предоставлении ложных сведений в декларации, за что предусмотрено наказание вплоть до лишения свободы.

«Мы сходили к следователю, и он сказал, что возбужден уголовный процесс. Затем он взвесил, следует его продолжать или нет. И через неделю мы узнали, что он уже передан в прокуратуру. Нам пришлось ехать к прокурору, а она сказала, что хочет дать условно полгода мне и жене. Я был в шоке. Что вообще происходит?» — поделился отец погибшего.

«Оба родителя за несколько дней были признаны подозреваемыми. Несколько дней дело находилось в прокуратуре, и уже сейчас обоим родителям за неполные сведения в декларации предъявлены обвинения. Теперь им грозит ответственность в виде лишения свободы сроком до двух лет», — сообщил адвокат семьи Дидзис Вилемсонс.

После разговора со следователем и прокурором оба родителя исправили свои декларации и указали данные о полученной компенсации.

Программе Nekā personīga известно, что следователем по данному делу был инспектор СГД Имантс Винтерс. Прокурором по делу была Рута Лейшавниеце. В 2015 году она была кадетом Государственного полицейского колледжа, после чего три года работала в качестве инспектора полиции. Два года назад — в марте 2019 года — она дала присягу генеральному прокурору Латвии Эрику Калнмейерсу. Во время торжественного мероприятия, обращаясь к новым прокурорам, Калнмейерс призвал их с уважением относиться к каждому человеку и нести полную ответственность за свою работу.

Представители программы Nekā personīga созвонились со Службой госдоходов, чтобы выяснить, как было бы правильнее поступить, если получена подобная крупная компенсация, но сведения о ней не указаны в декларации.

Разговор со специалистом СГД был следующим:

— Нет, эти компенсации не облагаются налогами. Им нужно декларировать их лишь как брутто и как необлагаемые доходы.

— В какие сроки это необходимо сделать?

— За 2018 год нужно было сделать до июня 2019 года. Так что, чем быстрее, тем лучше.

— Юрист сказал мне, что декларацию можно менять в течение трех лет.

— Да, сейчас до 16 июня еще можно подавать декларацию за 2017-й год. Крайний срок, когда можно внести уточнения в декларацию за 2018-й год — 16 июня 2022 года.

— Но если ему не нужно платить никакие налоги, государству никакого вреда нет, ведь так?

— Да! По сути, [ущерба] нет.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости