Кому Китай уступит свое место мировой фабрики?

Как долго Китай будет оставаться мировой фабрикой? Исследователи дают этой экономической модели срок до 2020 года, когда в Китае впервые будет зафиксировано снижение населения в трудоспособном возрасте (16–59 лет), а в Индии население в возрасте 15–24 лет (идеальный возраст для обрабатывающего производства) достигнет максимума.

Тогда, исходя из количества рабочей силы, наиболее вероятными претендентами на звание фабрики мира станут Бангладеш, Вьетнам, Индонезия. А особенно – Индия.

Китай перестает быть мировой фабрикой, а станет мировой кузницей инноваций – последнее время только об этом и говорят. Вот Ernst & Young считает, что Китай лидирует в мировой гонке за освоение возобновляемых ресурсов; в текущем квартале его инвестиции в ветроэнергетику составили половину от мировых.

Вот Forbes сообщает, что с 1 декабря КНР ликвидирует последние льготы, которыми пользовались иностранные компании, что теперь Китай нужен инвесторам, а не наоборот. Китай, мол, не хочет больше быть фабрикой дешевых товаров, да и не может: зарплаты китайских рабочих растут.

Евгений Визитей тоже пишет на Slon.ru о том, как Поднебесная собирается повысить производительность труда и перейти к новой модели экономического роста, при которой социальное равенство и экология не приносятся в жертву быстрому развитию.

Конечно, Китай хочет стать высокотехнологичной державой. Но вал публикаций о новом курсе страны создает ощущение, что она станет таковой чуть ли не завтра. О стремлении переориентировать экономику на внутреннее потребление и экспорт хайтека КНР говорят уже давно; однако на моем «маке» до сих пор стоит надпись Designed in California, а не Designed in Bejing, китайские автомобили даже в России считаются ненадежными, а доля расходов на конечное потребление в Китае составляет 48,6% ВВП, хотя во всех остальных странах (кроме Чили, Нигерии, Сингапура, Таиланда, Южной Кореи, Норвегии и Казахстана) этот показатель превышает 70%.

Однако даже в производстве одежды затраты на рабочую силу – это 15–22% совокупных затрат, тогда как затраты на ткани и логистику могут доходить до 60%. Для продуктов, в производстве которых высока степень автоматизации (например, автомобили), затраты на рабочую силу – лишь малозначимое соображение. Страны, которые обгоняют Китай по стоимости рабочей силы на диаграмме, отличаются плохой транспортной инфраструктурой, дефицитом электроэнергии и коррупцией. Из перечисленных факторов Китаю присуща только коррупция.

Кроме того, предложение рабочей силы в Камбодже, Шри-Ланке, Бангладеш, Индонезии и Вьетнаме вместе взятых составляет лишь треть китайского, а значит производства такого же масштаба там не развернешь. Никакого захвата рынков конкурентами Китая не наблюдается. Доля каждой из перечисленных стран, а также Индии и Пакистана в мировом экспорте той же одежды не превышает 3%, а доля КНР – 33,2%. Аналогичная картина в экспорте телекоммуникационного оборудования (не более 0,5% и 27,1% соответственно) и микросхем (3,7% и 10,5%).

Когда говорят о переломе тенденции в китайской экономике, упоминают резкий рост зарплат в последнее время и отток рабочих из промышленных прибрежных районов обратно во внутренние сельские. Мол, на селе люди стали достаточно хорошо жить (по китайским меркам, конечно), чтобы больше массово не переезжать в города, а следовательно приток дешевых рабочих из бывших крестьян, необходимых для функционирования мировой фабрики, прекратился.

SLON.Ru

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости