Мнение: как Служба госбезопасности прикрывает Лембергса?

Нормундс Межвиетс

«28 апреля возглавляемая Нормундсом Межвиетсом Служба государственной безопасности задержала моего бывшего коллегу Айгарса Спаранса на основании показаний одного заключенного о том, что он когда-то якобы давал ему взятки. У меня нет ни малейших сомнений в том, что преднамеренно задержан невинный человек и потому изложу свою версию этой акции, выражая свои взгляды согласно 100-й статье Конституции», — написал в Facebook Майгурс Стрикис.

«Не надо быть провидцем, достаточно моего стажа в полиции, прокуратуре и органах госбезопасности, чтобы сказать, что коррупционное дело против Айгарса Спаранса обречено на провал», — пишет он.

Стрикис полагает, что «СГБ будет тянуть с расследованием дела и скрывать от общественности информацию об этом злонамеренном поступке, чтобы как можно позднее пришлось отвечать за свои действия». «Если бы по этому делу были осязаемые доказательства, то Нормундс Межвиетс уже давно бы залез в телевизор и похвалился бы своими успехами с позволения следователя, разумеется. Показания одного лица, если они подтверждены другими доказательствами, не могут быть достаточным основанием для задержания лица».

«Таким образом СГБ, любая полиция кого угодно могут наказывать такими «замечательными» следственными действиями, отнимать телефоны у детей, компьютер для дистанционного обучения, как в случае с Айгарсом Спарансом. И это, на мой взгляд, тоже цель расследования СГБ – мстить и наказывать следственными действиями, планируя при этом время задержания так, чтобы и выходные приходилось проводить за решеткой», — пишет в Facebook Стрикис.

«На мой взгляд, главная задача этого дела, к которому, как я считаю, искусственно приплетен Айгарс Спаранс, другая – поддерживать пропагандистский миф о группе связанных между собой злоумышленников, чтобы не допустить утверждение генпрокурора, который неприятен [Айварсу] Лембергсу».

«За этим делом, которое я считаю сведением счетов, прокуратуре следует тщательно следить, хотя я лично не жду от нее ничего другого, кроме как прикрытия противоправных действий СГБ», — подчеркивает Стрикис.

«Вспомним то, какое влияние десятилетиями имел на этот орган госбезопасности круг друзей Айварса Лембергса. Не будем забывать и то, что Айгарс Спаранс был одним из тем, кто, выполняя служебные обязанности, оказывал необходимую поддержку в расследовании уголовного дела Айварса Лембергса или по делу Индулиса Эмсиса (был такой премьер), которое это же учреждение успешно развалило. И это лишь малая часть «вклада».

«Находящаяся под влиянием Лембергса газета NRA [Neatkarīgā Rīta Avīze] хоть одну строчку критики посвятила слабой СГБ? Вот самая плодородная почва для личной мести и чувство безнаказанности как благоприятная среда для злоупотребления служебными полномочиями», — отмечает Стрикис.

Электрошокер при задержании

«Несколько слов о задержании. Применять электрошокер к поваленному на землю задержанному почтенного возраста, который не представляет никакой угрозы группе задерживающих, не только низко, но и противозаконно. Возглавляемое Нормундсом Межвиетсом учреждение напоминает не государственный орган безопасности, а орган безопасности группировки Лембергса. Я уверен, что от этой канторы исходит не безопасность, а угроза государству и его гражданам, если только не считаем государством эту группировку Лембергса», — считает Стрикис.

«То, что они позволяют себе делать, похоже на действия российских спецслужб против своих противников внутри страны, но только страшнее и дурнее. Брать на себя ответственность и подхватывать инициативу, чтобы наконец навести порядок в этой и других репрессивных службах, — святая обязанность политиков, которые считают себя высокопоставленными госчиновниками. В интересах всех людей – и честных, и нечестных, — чтобы эти учреждения и прокуратура работали по единым правилам и соблюдали принцип равного отношения», — считает Стрикис.

Прикрывающая организация со «старыми чекистами»

«Но теперь все выглядит так: друзьям – все, а их противникам – закон, к тому же вольно интерпретируемый. Если на руководителя какого-либо учреждения оказывается незаконное влияние (и это заметно), значит, что кто-то фактически «приватизировал» репрессивное учреждение, которое содержится на деньги всех налогоплательщиков».

Стрикис пишет на Facebook, что «влияние группировки Лембергса на сегодняшнюю СГБ чувствуется еще с тех пор, когда оно превратилось из Комитета госбезопасности ЛССР (КГБ) оккупационного режима СССР в орган безопасности независимой Латвии, в котором как в приличной прикрывающей организации КГБ все руководящие должности занимали старые чекисты, а самым главным назначали какого-нибудь нечекиста, которого легко обвести вокруг пальца.

Он допускает, что «эта история происхождения является одной из главных причин того, что хватает ума, чтобы удержаться на денежной должности, а с поимкой реальных российских шпионов совсем не везет». «Серьезно собирать доказательства – это не то же самое, что впечатляться книгами с оперативными сказками собственного сочинения и черпать информацию вместе с вдохновением в ведрах с грязью, произведенной пропагандистами наших олигархов».

«Я уже предвижу, что СГБ начнет возмущаться: подрывают нашу репутацию, причиняют вред национальной безопасности», — пишет Стрикис.

«Не знаю ни одного более-менее грамотного и честного человека, который бы не считал, что репутация СГБ не эквивалентна обозначению карманной конторы группировки Лембергса».

«Допускаю, что фундаментальная реорганизация СГБ уже в первый день начала улучшит безопасность и каждого гражданина, и национальную безопасность в целом», — отмечает Стрикис.

«В каждом учреждении есть достаточное количество работников, которые четко понимают, куда они попали, и я уверен, что им за это жутко стыдно и они хотят перемен. И в СГБ совершенно точно есть такие люди. Но чтобы увидеть реальное положение и изменить его, должна быть политическая смелость. Никто кроме нас самих не сделает нашу страну цивилизованной. Именно это и должно требовать общество от своих выбранных представителей».

Поддержка политических крестных отцов

«На самом деле в последние годы после очередного правительства друзей Лембергса мы находимся в глубочайшей яме верховенства права. На те 50 млн, которые предусмотрены на строительство здания СГБ, с целью разогрева экономики постройте что-нибудь полезное, например какую-нибудь сельскую дорогу, или вложите в медицину, или в поддержку людей в условиях кризиса», — пишет Стрикис.

«Конечно, бросается в глаза то, что комиссией Сейма по национальной безопасности, которая по закону осуществляет парламентский надзор за органами госбезопасности, руководит Марис Кучинскис — политический соратник Айварса Лембергса, включенного в список Магнитского. Это тоже говорит о том, что органы госбезопасности находятся в сфере интересов группировки Лембергса, и, к сожалению, свидетельствует о том, что нынешние партии правительства своим молчанием допускают такое и не осознают риски для безопасности страны вследствие влияния этой группировки на органы государственной безопасности, в первую очередь на ту же СГБ».

«Моя рекомендация всем участвующим, во-первых к «низам», которые ставят свои подписи на процессуальных документах, фиксируйте все указания, которые получаете устно со стороны. Может быть так, что однажды придется отвечать на вопросы, и вам же будет лучше, если сможете точно ответить, кто, когда, что поручил вам делать», — пишет в публичном заявлении Стрикис.

«На мой взгляд, это настолько откровенное злоупотребление властью, что я не имею морального права молчать, чтобы потом не упрекать себя. Это моя обязанность перед своей совестью, памятью моей рано ушедшей супруги и перед моим бывшим коллегой Айгарсом Спарансом – честным и самоотверженным человеком с выдающимися, но не оцененными заслугами перед государством».

«По сути, Айгарс получил самую высокую награду за честную работу — тюрьму, — считает Стрикис. – Наши государственные ордена получило много, много хороших людей, но среди них в этом списке встречаются и негодяи. Однако мало кто получает тюрьму за честную работу, это довольно немногочисленный клуб, а потому достоин уважения».

«Считаю большой честью внести часть залога за освобождение несправедливо преследуемого человека. По моему мнению, этот уголовные процесс – далеко не единственный, который используется для достижения совсем других целей, а именно: запугивание общества, поддержка политических крестных отцов, дискредитация их политических оппонентов, назначение услужливых на стратегические должности и недопущение туда самостоятельно думающих, независимых людей», — рассказывает Стрикис.

«Многим важно, чтобы и следующий генпрокурор был марионеткой».

В конце записи Стрикис подчеркнул: «На должности не претендую, на выборах баллотироваться не буду».

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости