bnn.lv Latviski   bnn-news.com English   bnn-news.ru По-русски
Вторник 10.12.2019 | Именины: Judīte, Guna
LatviaЛатвия

Юпитер, ты сердишься - значит, ты не прав

FaceBook
Twitter
Draugiem
print
(-1 баллов, 1 оценок)

Латвийская деловая газета «Бизнес & Балтия» в Nr. 61 за этот год целую полосу отдала под интервью с генеральным директором «Уралхим» Дмитрием Коняевым. Заголовок привлекательный – «Уралхим не боится нападок». Кто и почему нападает на холдинг, который по производству аммиачной селитры стоит на первом месте в России, а в мире – на втором? И с чего бы это самый-самый топ-менеджер «Уралхима» даёт отпор «нападающим»? В ситуации попытался разобраться независимый журналист Григорий Зубарев. 

Baltic news, News from Latvia, BNN.LV, BNN-NEWS.COM, BNN-NEWS.RUК истории вопроса

Начал я эту «пробу» в сентябре прошлого года, когда заинтересовался, с какого перепуга Рижская дума за 370 (!) секунд дебатов дала отмашку на строительство в столичном порту терминала минеральных удобрений — RIGA FERTILIZER TERMINAL (RFT). По поводу самого терминала никаких проблем – пусть строят, но смутило другое: из 2 млн. тонн годового оборота свыше половины приходится на аммиачную селитру, груза опасного. Среди 9 классов опасных грузов аммиачная селитра в Международном кодексе по опасным грузам занимает почетное 5 место, опережая среди прочих таких «коллег», как токсичные, инфекционные вещества и радиоактивные материалы.

Практически взрывоопасной аммиачная селитра, она же нитрат аммония, становится при нагревании в 300 градусов, а студенты химических факультетов в своих книгах читают, что взрывной распад аммиачной селитры происходит и при 230 градусах, если она содержит хотя бы 0,3% по массе хлор-иона. Самовоспламенение селитры в смеси с другими веществами, которые называть не буду, может быть активизировано даже … водой (особо любопытствующие могут найти рецепт в интернете).

Из-за этих свойств аммиачная селитра – любимый компонент для составителей взрывчатых веществ: в нафтените ее – 94,1, в пермоне – 94%, в аммоните – 79%, детоните – 78%, в аммонале – 60%. Мерзавец Брейвик, поднявший на воздух квартал правительственных зданий в Осло, взорвал 2,5 тонны нитрата аммония. Напомню: Рижская дума дала отмашку, чтобы от границы в Латвии в ее столицу ежегодно следовали 1 050 000 тонн аммиачной селитры, или примерно по железнодорожному составу в день. Более того, столичное самоуправление разрешило единовременно хранить на складах RFT 90 000 тонн селитры. Как ни пытался, но так и не смог найти в мире порт, где позволяется хранить хотя бы 10 000 тонн потенциальной взрывчатки, буду признателен, если кто-то такой порт назовёт.

Добавим к сему, что терминал-склад аммиачной селитры будет строиться в окружении уже имеющегося терминала сжиженного газа, двух терминалов нефтепродуктов и терминала, перегружающего химические продукты. С кранов, работающих на этих терминалах, виден центр Риги. А 300-километровое плечо от границы с Россией через Латгалию в столицу практически не охраняется. При этом мы жутко радуемся, что по аналогичному маршруту американцы снабжают свои войска в Афганистане. Вот и представители Верховного управления транспортом США (USTRANCOM) заметили на днях заглянувшему туда нашему министру сообщения Айвису Ронису, что Латвия всё больше нужна им, поскольку увеличивающая часть грузопотока Северной сети (Northern Distribution Network, NDN) проходит через Рижский порт. Естественно, Ронис поблагодарил американцев за предоставленную возможность нашим портам и железной дороге подзаработать.

Не буду распространяться на тему, как соратники и последователи бин Ладена могут «отблагодарить» Латвию за её нужность Америке – достаточно вспомнить террористические акты по всему миру.

О каких нападках ведет речь гендиректор «Уралхима»

Впервые речь о потенциальной опасности для Латвии и Риги миллиона тонн аммиачной селитра зашла 1 сентября 2011. Тогда портал BNN начал публиковать журналистское расследование «Как жители столицы Латвии становятся заложниками денежных мешков».

Затем были публикации «В чьи руки ушел Рижский порт. Олигархов?», «Аммиачная селитра – угроза всей Латвии». В Риге и Латгалии сформировались инициативные группы, которые провели пикеты протеста у Сейма и Рижской думы, передали мэру столицы г-ну Ушакову соответствующую петицию с шестью сотнями подписей.

Последняя «нападка» на «Уралхим» имела место быть 6 февраля, когда на портале BNN я опубликовал материал «Превратит ли мэр Риги Нил Ушаков в пороховую бочку всю Латвию?»

Затем два с половиной месяца в адрес проекта «RIGA FERTILIZER TERMINAL» в латвийских СМИ не было выпущено НИ ОДНОЙ свежей критической стрелы. Но надо же, именно в период полного затишья гендиректор «Уралхима» Д. Коняев посчитал необходимым дать отпор «агрессорам». И правильно: и я, и мои единомышленники, в основном, независимые журналисты, не скрываем, что журналистское расследование продолжается. И мы готовы продолжение публиковать, начиная с этого материала.

В нём я буду давать пояснения к тезисам г-на Коняева, озвученным через газету «Бизнес&Балтия» («Б&Б»).

В нашем доме одной офшоркой больше

Д. Коняев: «Разместить торговый дом (URALCHEM Trading) именно в Латвии было удобно по принципам логистики… Здесь есть граница с Россией, школы с обучением на русском языке (дети сотрудников «Уралхима» могут в них учиться)».

«Уралхим» и его владелец Дмитрий Мазепин (с состоянием $1,7 млрд. в 2012 г. по данным журнала Forbes занимает 56-е место в России и 764-е в мире), вероятно, относится к тем немногим предпринимателям, которым глубоко плевать на «рекомендацию» В.В. Путина переориентировать грузовые потоки из портов Балтии на порты России. Более того, г-н Мазепин не только на свободе, но и заседает вместе с председателем Государственной думы России Сергеем Нарышкиным в Высшем наблюдательном совете Всероссийской Федерации Плавания, и если бы избиратели Кировской области согласились видеть хозяина «Уралхима» депутатом местного законодательного собрания, быть Мазепину членом Совета федерации, верхней палаты российского парламента.

И пусть порт Усть-Луга под Санкт-Петербургом, названный перспективным в «Б&Б» самим г-ном Коняевым, выйдет на грузооборот в 180 млн. тонн только через несколько лет (совокупный годовой грузооборот всех портов Латвии, Литвы и Эстонии составляет порядка 150 млн. тонн), «Уралхим» пока отгружает значительную часть своей продукции через отечественные порты, в том числе и из северной столицы.

При этом в мае прошлого года по официальной информации «Уралхима» его чистые долги составляли $1,18 млрд., независимые источники называли цифру свыше $2 млрд. Как писала газета «РБК-daily», в такой ситуации для «Уралхима» вполне логично освободиться от прессинга кредиторов и государства. Способ проверенный: вывести бизнес туда, где вмешательство государства в экономику куда как меньше, чем на родине.

«URALCHEM Trading» — на 100% «дочка» «Уралхима», обосновалась в Риге. Эта фирма будет контролировать экспортные поставки удобрений материнской компании. Российские СМИ отмечают что это – единственные доходы «Уралхима». В Риге же создан центр прибыли холдинга. Алгоритм бизнеса элегантен: пусть прибыль растёт в Латвии, а долги и неплатежи остаются в России.

Тем не менее, давайте поверим г-ну Коняеву на слово, что офшорка «URALCHEM Trading» заимела штаб-квартиру в нашей столице исключительно потому, что гонять составы с аммиачной селитрой за 300 км от границы России логистически выгоднее, чем в Выборг Ленинградской области, а качество преподавания в школах Риги куда как круче, чем в школах Санкт-Петербурга.

Но г-н Коняев в интервью «Б&Б» нежданно-негаданно сам приоткрыл истинную причину закрепления «Уралхима» в Латвии.

Предложения, от которых, оказывается, можно отказаться

Д. Коняев: «В Риге нам сделали наиболее интересное предложение».

О том, кто, когда, как и зачем сделал это предложение, мы будем рассказывать в своём журналистском расследовании. А пока о том, какие предложения исходили от «Уралхима». Упомяну лишь два.

Пытаясь погасить или реструктурировать хоть часть из дикого долга, «Уралхим» задумал разместить на Лондонской фондовой бирже свои акции, открыв книгу заявок на первое публичное предложение — IPO (Initial Public Offering). Но серьезные инвесторы ожидаемого интереса не проявили. Кроме того, компания «Shades of Cyprus», миноритарный акционер одного из заводов «Уралхима», обратилась в Управление по финансовым услугам Великобритании с просьбой запретить российскому холдингу на Лондонской фондовой бирже листинг (включение конкретных ценных бумаг в список акций, котирующихся на бирже). В конце концов «Уралхим» вынужден был объявить об отказе от размещения IPO.

Другое предложение «Уралхима», которое не нашло отклика, имело место быть по другую сторону Ла-Манша, в расположенном на его берегу городке Дьепп. Именно там, а не в Риге первоначально планировалось строить терминал по перевалке минеральных удобрений. Правда, не 2 млн. тонн по году, как у нас, а только 240 тыс. тонн, и инвестиции в проект планировались не в размере $70 млн., как у нас, а лишь $14,5 млн.

В Дьеппе жителей – в 25 раз меньше, чем в Риге, тем не менее, французская региональная дирекция по промышленным исследованиям и охране окружающей среды почти три года не давала российскому королю аммиачной селитры разрешение на реализацию проекта (у нас Государственного бюро по надзору за средой — Vides pārraudzības valsts birojā – удовлетворило аппетиты «RIGA FERTILIZER TERMINAL» без проволочек). Во Франции проект «Уралхима» обсуждали политические партии, парламентарии во главе с сенаторами от Партии зеленых Жаном Дезессаром и Мари-Кристиан Блондин, депутаты самоуправления, СМИ, активисты Международного социально-экономического союза (у нас на так называемом общественном обсуждении присутствовало 29 человек, из которых 20 – чиновники). Жители Дьеппа вышли на манифестацию под лозунгами защиты экологии, самым корректным из которых был «Против «Уралхима» — за здоровье наших детей!».

И пусть в интервью газете «Коммерсантъ» в мае прошлого года г-н Коняев историю с Дьеппом интерпретирует так: «Вопрос там был не столько в экологии, сколько в эффективности проекта… Проект в Дьеппе можно рассматривать как пробу пера», — то, что не получилось с аммиачной селитрой во Франции, можно сотворить в Латвии.

Латвия – это вам не Россия или какая-то там Франция

Д. Коняев: «Главной частью [документации на строительство RFT в Риге] был пакет, связанный с экологией, подтверждающий, что проект не наносит вреда окружающей среде».

О том, как осуществлялась экспертиза влияния RFT и продуктов, с которыми терминал будет работать, их влияния на окружающую среду, как соблюдались процедуры прохождения проекта, мы посвятим специальную часть своего журналистского расследования. А пока о теме «Уралхим» и окружающая среда», она – топовая в российских СМИ, пишущих об экологии.

Так, по заключению Международного социально-экологического союза и Независимого экологического рейтингового агентства предприятие «Уралхима», расположенное в Кировской области, являлось лидером региона по загрязнению окружающей среды. На его долю приходилось 44% объема загрязняющих веществ, сбрасывавшихся в реку Кама. В Воскресенске, Кирово-Чепецке проходили массовые акции жителей этих городов, протестующих против загрязнения предприятиями «Уралхима» окружающей среды. В том же Воскресенске российское Министерство природных ресурсов и экологии семь раз пыталось провести проверку комбината «Воскресенские минеральные удобрения», принадлежащего совладельцу строящегося в Риге терминала минеральных удобрений. Но на территорию не были допущены не только эксперты министерства, но и представители прокуратуры и экологической милиции. В результате такого противостояния Минприроды России обратилось к правоохранительным органам с просьбой возбудить уголовное дело.

В том же французском Дьеппе «зеленые», оценивающие проект строительства терминала минеральных удобрений, попросили своих российских коллег провести изучение экологической ситуации в городах, где расположены производства «Уралхима». В результате французы были шокированы повсеместными грубейшими нарушениями природоохранного законодательства, авариями, выбросами загрязняющих веществ и иными нештатными ситуациями, которые «Уралхим» утаивал не только от общества, но и от государственных органов экологического контроля. Выступая на общественных слушаниях, сопредседатель регионального совета французской партии зеленых Вероник Береговуа сказала (цитируется по moscow-post.ru): «Информация о деятельности компании в России указывает на то, что она загрязняет окружающую среду, не заботясь о своей репутации. Такое поведение во Франции невозможно». На манифестации протеста жителей Дьеппа был и такой плакат – «Рабочие места, но не любой ценой!».

Терминал, схожий с «Riga Fertilizer Terminal», построен в интересах «Уралхима» в российском городе Туапсе, который находится в 30 км от Сочи. Он настолько отравлял воздух, что горожане создали движение «Спасём Туапсе!». Губернатор Краснодарского края решить проблему не смог, туапсинцы обратились за помощью к президенту России Д. Медведеву. Перегрузка и хранение минеральных удобрений в Туапсе были приостановлены.

Кстати, когда наша инициативная группа обратилась к руководителям движения «Спасём Туапсе!» с предложением использовать их опыт в Риге, то получила отказ. Обоснование вполне логичное: если «Уралхим» построит терминал в Риге, то в Туапсе дышать станет легче.

Что же до утверждения г-на Коняева, что производство в Риге будет абсолютно экологически безопасным, позволю себе сослаться на главу российской Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николая Кутьина, дававшего интервью радио «Business FM». Он прямо заявил, что допускает коррупционную схему проведения экспертизы нового производства на принадлежащем «Уралхиму» Кирово-Чепецком химическом комбинате, поэтому потребовал проведение новой экспертизы. Газета «Вятский наблюдатель» цитирует г-на Кутьина: «Оценив качество проведенного расследования, материал, который к нам поступил, мы пришли к выводу, что расследование проведено недобросовестно.

В мае 2011 г. Общественная палата Российской Федерации провела круглый стол «Общественный экологический контроль как инструмент модернизации российской промышленности». В докладе «Экология в моногороде» указывалось, что в Кировской области негативное воздействие на окружающую среду оказывают в первую очередь «Уралхим» и «Галополимер», предприятия, у которых один хозяин – Дмитрий Мазепин

Справедливости ради отметим, что давление общественности и СМИ принесло свои плоды: «Уралхим» вынужден всё больше средств направлять на обеспечение экологической безопасности. Поэтому поверим г-ну Коняеву на слово: это пусть в России и Франции думают, что аммиачная селитра и сохранение окружающей среды – вещи несовместные, а у нас тут, в Латвии, все будем в шоколаде.

На зависть Мюнхгаузену

Д.Коняев: «После реализации проекта [Riga Fertilizer Terminal] в Риге будет создано 150 новых рабочих мест».

Это так. Более того, Рижская дума обрадовала рижан и жителей Латвии: новый терминал минеральных удобрений в порту не только даст 150 новых рабочих мест, но и – далее цитирую – «в виде налогов на недвижимость и землю город будет получать 30 тыс. латов в год, кроме того, поступления от грузов будут пополнять бюджет Риги на 2 млн. евро (1,4 млн. латов) в год, а бюджет Латвии — на 20 млн. латов в год (28,5 млн. евро)». То есть, мы видим, что Рижская дума обещает при создании терминала обеспечить государство и его столицу дополнительными средствами в размере 21,43 млн. латов. Запомним эту цифру.

Но прежде, чем предаться неуправляемым восторгам, зафиксируем следующее:

— бюджет страны и города должны пополнять те, кто зарабатывает, то есть дочерние предприятия Латвийской железной дороги – LDz, терминал минеральных удобрений – RFT и управление Рижского свободного порта – RBP. Последний в списке – клинический случай: как и с Вентспилсским свободным портом, вы нигде не найдете, сколько и каких налогов порт перечисляет в бюджет государства и города. Но если портовые услуги RBP составляют примерно 1,2 евро за тонну, то перевалка 2 млн. тонн от «Уралхима» ежегодно будет приносить уделу г-на Логинова порядка 2,4 млн. евро, которые станут рассасываться неведомо для смертных где;

— прибыль и доход – разные вещи. Доход – это совокупность денежных средств, пришедших на счета предприятия, прибыль – то, что осталось после того, как от дохода вычтены все расходы, включая массу затратных вещей: от приобретения новой техники – до выплаченных налогов, будь то налог на недвижимость или социальный налог. И когда все эти платежи осуществлены, тогда и начисляется налог на прибыль;

— в нашей перевернутой экономике предприниматель НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАН показывать прибыль, когда совокупное налогообложение зашкаливает за 50%. Для этого хитрая на выдумку предпринимательская голь придумала кучу инструментов, позволяющих реальную прибыль выводить из-под налогообложения, а на бумаге показывать цифирь, стремящуюся к нулю;

— практика показывает, что терминалы практически не достигают 100% заложенной в проект мощности, в лучшем случае – 75%, или 1,5 млн. тонн для RFT. Я не знаю случая, чтобы 75% мощности осваивались на первом году запущенного в строй терминала, хорошо, когда это случается года через полтора;

— действующий в Латвии закон «О применении налогов в свободных портах и специальных экономических зонах» („Par nodokļu piemērošanu brīvostās un speciālajās ekonomiskajās zonās”) предусматривает до 80% скидку на налог на прибыль и налог на недвижимость. И только сумасшедший топ-менеджер откажется претендовать на скидки по максимуму.

А теперь представим идеальную картину:

— RFT с первого дня работы вышел на свою максимальную мощность – 2 млн. тонн по году, и не снижает интенсивность работы 365 дней в году;

— руководство LDz и RFT добровольно отвергает скидки по налогам и желает платить их по максимуму;

— государственное акционерное общество «Latvijas dzelzceļš» (LDz) устанавливает для «Уралхима» конкурентоприемлемый тариф на перевозку удобрений – 5 евро за тонну и зарабатывает на этом 10 млн. евро в год;

— RTF убеждает «Уралхим» платить неразумно высокую цену – 5 евро за одну обработанную тонну, и тоже зарабатывает 10 млн. евро в год;

При этом изначально принимаем, что налог на добавленную стоимость (НДС) ни LDz, ни RFT не платят, поскольку товары, идущие на экспорт, от этого налога освобождены. Более того, не платя этого налога, LDz и RFT будут на нём ещё и зарабатывать, поскольку государство вернёт им НДС, заплаченный третьим фирмам в связи с услугами, полученными при транспортировке и перевалке продукции «Уралхима».

И вот вам первый утопический сценарий: на LDz и RFT работают лучшие в мире бескорыстные менеджеры, которые не тратят ни сантима зарабатываемых денег на обеспечение деятельности своих компаний – ни на зарплаты, ни на содержание инфраструктуры, ни на приобретение горючего, ни на ремонты, ни на расчеты по кредитам – ни на что, и весь совокупный доход двух компаний в 20 млн. евро становится чистой прибылью, с которой в бюджет государства должны перетечь по закону 15%. От 20 млн. евро 15% – это 3 млн. евро или 2,1 млн. латов.

Естественно, если весь доход – это прибыль, то больше никаких выплат быть не может. Другими словами, Рижская дума, пообещав граду и миру поступление в казну 21,43 млн. налогов, даже в фантасмагорических условиях «ошиблась» в 10 раз! А чем видения отличаются от реальности, мы знаем.

Из крайности в крайность 

Возьмем другую крайность:

— хозяева RFT – самые щедрые работодатели, а на RFT работает самый квалифицированный в мире персонал, и весь доход компании – 10 млн.EUR – идёт на выплату зарплат. И ни на что другое;

— все 150 человек, заполнившие новые рабочие места, задекларированы в Риге, а топ-менеджеры отказываются от декларирования в Юрмале, Балтэзерсе и прочих «святых» местах и официально становятся жителями столицы, в чей бюджет и будет перечисляться подоходный налог

— все 150 работников RFT не страдает хворью, уменьшающей ставку подоходного налога, не имеет иждивенцев, наличие которых предусматривает скидки при исчислении подоходного налога;

Swedbank демонстрирует аттракцион невиданной щедрости и считает выданный терминалу кредит в 30 млн. евро безотчётной спонсорской помощью; а собственные затраты RFT – нулевые.

Итак, 10 млн. евро дохода RFT силой безумной фантазии ПОЛНОСТЬЮ расходуются на выплату зарплат 150 трудящимся – каждому чуть больше 3 000 латов в месяц. В таком случае в виде социального налога государство получит немногим меньше 2,5 млн. латов, а бюджет города в виде подоходного (оставляя себе 80%, а 20% перечисляя в госбюджет) – почти 1,2 млн. латов. За маленьким пустячком: для этого сказка должна стать былью. И лишь тогда вылупится сумму близкая к той, которую рижанам обещало родное самоуправление.

Ну и, наконец, возьмем ситуацию, максимально приближенную к реальности:

— «Уралхим» и RFT все также работают великолепно с первого дня, обеспечивая себе и Латвийской железной дороге максимально возможный доход;

— 50% дохода идет на хозяйственные расходы, что вполне либерально, а средняя зарплата на терминале составляет конкурентоспособные 1000 лат в месяц.

— ах, да, кредит – на его обслуживание уходит еще 25% дохода;

— оставшиеся 25% дохода – прибыль.

 

Что может заплатить RFT государству и его столице? А вот, что:

1. Подоходный налог – 380 000 латов (городу, который 20% отдаст государству).

2. Социальный налог – 630 000 латов (государству)

3. Налог на прибыль – 220 000 латов (государству), если терминалу, работающему в Свободной экономической зоне, согласно закону предоставляется 50-процентная скидка по налогу на прибыль (а может и до 80% — только мы этого не знаем).

4. Налог на недвижимость – тайна за семью печатями. За невозможностью проверить цифры Рижской думы, засчитаем озвученные ими 30 000 латов (городу).

5. Прочие налоги – сущий пустячок. А уж про налог на природные ресурсы можно вообще молчать – засмеют! Та же «LDz cargo», любимая «дочка» Латвийской железной дороги, за 2010 г. заплатила этот налог в размере аж 700 латов. А в нашем случае кто ж будет реально оценивать риски от перевозки и перевалки более миллиона тонн аммиачной селитры?

Итого: 410 000 латов – городу и 850 000 латов – государству. В сумме – 1,26 млн. латов. А обещано, ежели вы помните, 21,43 млн. латов. Вот и получается, что коли брать худо-бедно реальные условия, то глашатаи из Рижской думы о приходе светлого будущего для Латвии и Риги после прихода в порт «Уралхима» «ошиблись» уже в 17 раз.

Каким же в данном случае будет вклад Латвийской железной дороги в лице «LDz cargo»? В 2010 г. (за 2011 г. данных пока нет), обеспечив перевозку чуть более 49 млн. тонн и получив доход в размере 200 млн. латов, ведущая «дочка» LDz перечислила в государственный бюджет налог на прибыль в размере 75 620 (!) латов (семьдесят пять тысяч шестьсот двадцать). Не знаю как вы, но я не испытываю иллюзий от того, что от «LDz cargo» можно ожидать, будто эта компания засыплет бюджет налоговыми поступлениями по самую маковку.

Даже если допустить, что государственный холдинг LDz перечислит в бюджет столько же налогов, как и RFT – 1,26 млн. латов, то эти компании, обслуживающие интересы «Уралхима» по транзиту через нашу страну сумасшедшего количества аммиачной селитры, заплатят примерно 2,52 млн. латов налогов в год. И то, если терминал с первого дня выйдет на 100% проектной мощности и навечно сохранит такую интенсивность работы.

Итак, Рижская дума утверждает, что от работы терминала RFT госбюджет и бюджет столицы ежегодно будут пополняться на 21,43 млн. латов. Я утрировал на грани сомнений в душевном здоровье идеальные условия расчета по налогам, и все же продекламированный столичным самоуправлением показатель налоговых поступлений оказался завышенным десятикратно. Даже при первом приближении к реальности ошибочка в 8,5 раз случилась.

Черная магия и её разоблачение

Отсюда 3 варианта:

1. Рижская дума без понятия, о чем она говорит, и тупо транслирует те цифры, которые получила от RFT.

2. Рижская дума и заказчики проекта RFT сознательно вешают лапшу на уши, чтобы

звонкими цифрами глушить ропот несогласных превращать Ригу в пороховую бочку?

3. Я не в ладах с основами национального налогового законодательства и арифметикой.

Предпочитаю третий вариант в надежде на то, что Рижская дума, RFT и LDz растолкуют мне, неразумному, как из 20 млн. евро дохода будут уплачены налоги в размере 28,5 млн. евро?

Пора вернуться на грешную землю: я утверждаю, что трудами и попечением RFT бюджет Риги и государства в реальности получит в разы меньше налогов, чем вещает столичная дума. Также я предпочту, чтобы городские чиновники, осуществляющие связь с общественностью, не внушительной цифрой налоговых поступлений агитировали нас за житьё на законсервированной до времени взрывчатке, а дали чёткий расчёт, откуда что берётся в истории с налогами от реализации проекта «Riga Fertilizer Terminal».

А пока продолжаю пребывать в ощущении, что в картине маслом «Терминал минеральных удобрений в порту» кисти Рижской думы заоблачно завышены налоговые поступления, как в государственный бюджет, так и в бюджет столицы. Эпический вопрос «Кому это надо?» не требует ответа. Но для меня очевидно, что за снижение уровня безопасности для жизни и здоровья всех тех, кто живёт на 300-километровом пути следования более миллиона тонн аммиачной селитры от российской границы до терминала RFT на о. Кундзиньсала, от которого до центра Риги рукой подать, истинные хозяева терминала готовы откупиться посредством 1,5-2,0 млн. латов в год.

Бесит! Особенно оттого, что даже в предложенных фантастически нереальных условиях расчета с бюджетом у RTF и Рижской думы концы с концами не только не сходятся, но разбегаются друг от друга как нормальные люди от прокаженных.

И вдвойне бесит, что центральная исполнительная власть этих шалостей с цифрами не видит. Или видит? Ведь, если бы не закрывала глаза, то не сказки позволила бы рассказывать, а затребовала бы подробный экономический анализ реальных поступлений в бюджет государства и столицы. А заодно поинтересовалась бы, в какие сроки RFT выйдет на полную проектную мощность, по каким тарифам продукция «Уралхима» будет перевозиться государственной железной дорогой, какой будет прибыль, с которой станет перечисляться налог в бюджет, по каким тарифам RFT собирается хранить и переваливать ту же аммиачную селитру?

Да мало ли, какие еще вопросы может задать ответственный за развитие страны настоящий хозяин экономики?

Так то ж – настоящий …

Иногда лучше говорить, чем жевать

Д. Коняев: «Это будет комплекс из восьми купольных складов общей емкостью 180 тыс. тонн для единовременного хранения… Никакого аммиака там не будет».

Стоп, г-н Коняев, с этого места, пожалуйста, подробнее. По всем документам проходит, что Рижская дума дала отмашку на хранение 90 тыс. тонн. И так называемая экологическая экспертиза исходила именно из этой цифры, без того уже многократно превышающей мыслимо разумные объемы хранения аммиачной селитры. То есть, через Ригу будет переваливаться уже не 2 млн. тонн, а 4 млн. тонн продукции «Уралхима»?

Скорее всего, гендиректор «Уралхима» проговорился (журналистской опечатки быть не может, такие материалы лично визируются интервьюируемым). И пусть теперь меня кто-то попытается убедить, что не существует секретного протокола между латвийским «молотовым» и российским «риббентропом», по которому RFT со временем обратится в органы власти Латвии и Риги с «обоснованным» предложением гонять через всю страну уже не миллион, а два миллиона тонн аммиачной селитры. А если учитывать, что «Уралхим» уже в этом году планирует произвести 6 млн. тонн минеральных удобрений, получается, что у отцов-командиров RFT есть задумка переправлять через нашу столицу 2/3 объема всего производства российского химического гиганта.

Как показывает практика, жителям страны опять начнут промывать мозги невероятными цифрами фантастической прибыли, ссылками на богоспасаемый транзит, интриги завистников и происки конкурентов. И Рига превратится уже не в пороховую бочку, а в арсенал, к которому довольно будет спички поднести.

Помимо того нам будут впаривать, что аммиачная селитра – нитрат аммония – не более чем безобидное удобрение, которое ведь не взрывается же, когда его рассыпают по полям. Вот и официальная экологическая «экспертиза» признала, что вокруг терминала RFT достаточно лишь 100 метров кольца безопасности.

Это правильно: лихо – тихо, пока его, спящего, не будят. Но достаточно вспомнить лишь недавние истории, когда никто никого не будил:

— на территории Рижского порта в одном из контейнеров началась неконтролируемая реакция химических веществ, произошла утечка ацетонциангидрина, чрезвычайно токсичного вещества. Жители окрестных домов эвакуированы, Рижская дума объявила об угрозе взрыва, запретила купаться в Даугаве и ловить рыбу;

— ураган обрушился на действующий в Вецмилгрависе терминал минеральных удобрений «Alpha osta». Были снесены металлические конструкции высотой с десятиэтажный дом. Они рухнули на соседние здания, железнодорожные пути, стоящий на них поезд. Если бы на путях в то время находились вагоны с аммиачной селитрой, или тонны металла рухнули на рядом расположенный склад аммиачной селитры, то, как комментировала профессор химии Рижского технического университета Эрика Биздена, всё могло взлететь на воздух. И Вецмилгрависа сегодня бы в Риге не было;

— на терминале «Ventamonjaks» в Вентспилсе произошла утечка смертельно опасной нитрилакриловой кислоты. Если бы работающие на причале два человека, пожертвовавшие своим здоровьем, не пресекли дальнейший разлив кислоты, страшно подумать, какие могли бы быть жертвы;

— в речку Марупе под Ригой, а из нее в Даугаву попали вредные химические вещества. Окрестным жителям питьевую воду привозили из столицы, из речки вылавливали дохлую рыбу, чтобы не допустить отравление ею птиц;

— под Даугавпилсом сошли с рельсов 17 вагонов, в том числе 5 цистерн с мазутом и техническим растворителем. Ликвидаторы катастрофы попали в больницу.

Это я к тому, что даже при 100-метровом кольце безопасности вокруг RFT никто не даст гарантий этой самой безопасности. Ведь после железнодорожной катастрофы под Даугавпилсом глава Латвийской железной дороги Угис Магонис в интервью Латвийскому радио прямо признал: «К сожалению, нельзя исключать, что подобные железнодорожные аварии будут случаться и впредь».

То есть, можно допустить, что железнодорожный состав, перевозящий в Ригу 4 тыс. тонн аммиачной селитры, сойдет с рельсов. А умельцев, способных добавить к этому температуру в 300 градусов, чтобы произошел взрыв, в мире хватает. Кстати, из экспертного заключения Российского научно-исследовательского и проектного института азотной промышленности и продуктов органического синтеза следует, что в этом случае от эпицентра взрыва выжженной окажется земля в радиусе 520 метров, сильные разрушения затронут 766 метров, средние – 1313 метров, слабые – 3832 метра. Привет вам, жители Вецмилгрависа, Яунмилгрависа и Болдераи!

Но г-н Коняев нас успокаивает: 180 тыс. тонн аммиака единовременно в Риге храниться не будут. И он абсолютно прав, потому что аммиак и аммиачная селитра – совершенно разные химические продукты. И жидкий аммиак перевозится морем не сухогрузами, а газовозами, для приема каковых терминала в Риге нет. Так отчего ж у гендиректора «Уралхима» в огороде бузина, а в Киеве дядька? Ответ напрашивается такой: в общественном сознании закрепилось, что аммиак – это нечто смертельное, а аммиачная селитра – так, щепотка под герань на подоконнике, и не более. Вот и успокаивает г-н Коняев широкие народные массы: не волнуйтесь, братцы, никакого аммиака у вас не будет. И умиротворенной этой благой вестью люд на залежи нитрата аммония под своими окнами реагировать не будет.

«… враг будет разбит, победа будет за нами…» 

Д. Коняев: «Мы уверены в своей правоте, и, если понадобится, будем отстаивать проект в суде. В остальном вопросы, касающиеся шумихи вокруг нас, связаны с пиаром и недобросовестной конкуренцией».

Для начала о недобросовестной конкуренции. В Латвии ТЕОРЕТИЧЕСКИ с RFT могли бы конкурировать два терминала: «Alpha osta» в рижском районе Вецмилгравис и «Kālija parks» в Вентспилсе. Но практика такова: ни «Alpha osta», ни «Kālija parks» не могут переваливать те объемы, которые интересны «Уралхиму». И не только потому, что у них нет потребных складских помещений. «Alpha osta» не подходит из-за сравнительно слабой мощности, а с «Kālija parks» — другая песня.

Когда Вентспилсская дума обсуждала экологические аспекты работы этого терминала, эксперты-экологи довольно внятно обосновали, сколь опасно для окружающей среды хранить аммиачную селитру на складах вблизи жилых кварталов. Более того, терминалу было запрещено за пределами своей территории держать на подъездных путях даже один (!) вагон с аммиачной селитрой.

Терминал минеральных удобрений в литовской Клайпеде работает с другой номенклатурой грузов, и не претендует на продукцию «Уралхима». Эстонский порт Муугу и финский порт Котка давно имеют налаженные связи с химическими «баронами» России, и не выказывают каких-либо заметных опасений относительно конкуренции с RFT: каждому – своё.

Кто ж тогда этот не называемый гендиректором «Уралхима» недобросовестный конкурент? Получается, что мы, инициативная группа, полагающая, что столица Латвии настолько напичкана опасными грузами, что добавка миллиона тонн аммиачной селитры (или всё же двух?) – явный перебор. Та, которая призывает: терминалу в Риге – да, аммиачной селитре – нет!

Это в RFT заметили, и уже в сентябре прошлого года опубликовали пресс-релиз, в котором председатель правления компании Роберт Клявиньш навешал на нас всех собак: мол, и ложную информацию распространяем, и общество в заблуждение вводим. А чтобы было понятно, что к чему, в лучших советских традициях и стуканул, кому надо: «Сомнительная репутация представителей инициативной группы и их прежняя деятельность уже привлекли внимание правоохранительных учреждений, как Латвии, так и соседних стран». Правда, вот уж полгода никто и «правоохранительных учреждений, как Латвии, так и соседних стран» никому из нас своё внимание не демонстрирует. И если верить г-ну Клявиньшу, то получается, что об этом ВНИМАНИИ знают лишь «учреждения» и он сам – интересная связочка получается.

Члены нашей инициативной группы встречаются с людьми, общественными, политическими деятелями, разъясняют нашу позицию, приводят факты, свидетельствующие о признаках коррупционной составляющей при прохождении процедур согласования проекта «Riga Fertilizer Terminal», продолжают независимое журналистское расследование, которое – повторю – продолжим публиковать. Естественно, это доходит и до ушей RFT, и до языка «Уралхима»

Вероятно, поэтому г-н Коняев допускает, что у нас будет достаточно материалов, чтобы обратиться в суд, и заведомо демонстрирует мускулы своего холдинга. При этом не упоминает, что один из наших товарищей в Даугавпилсе предупреждён, что если он продолжит начатое нами дело, то слетит с должности, единственного источника существования его семьи. А в Риге к другому нашему товарищу неожиданно подкатилась невзрачная с виду личность и вкрадчиво заметила, что журналиста Якобсона порезали в подъезде только за публикацию переписки, а в нашем случае на кону стоят сотни миллионов.

Такие дела, г-н Коняев…

Такие дела, сограждане и земляки…


Добавить комментарий

  1. n1:

    u nih dela,a u vas »tovarish» zubarevs bljadsvo i grjaz…

США внесли Лембергса в «черный список»

Американское Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) в понедельник, 9 декабря, на основании так называемого закона Магнитского в связи с коррупцией приняло санкции в отношении ряда лиц и их организаций в Европе, Азии и Латинской Америке, в том числе и в отношении отстраненного от исполнения обязанностей мэра Вентспилса Айварса Лембергса.

Белоруссия хочет взыскать с России компенсацию за некачественную нефть

Белоруссия хочет получить от России компенсацию за поставки некачественной нефти в размере 63 млн евро, сообщил после переговоров премьер-министров двух стран посол Белоруссии в России.

Назначен и. о. начальника Главного управлении полиции порядка Латвии

Со вторника, 10 декабря, обязанности начальника Главного управления полиции порядка будет исполнять начальник Управления безопасности дорожного движения Нормундс Крапсис.

По подозрению в служебном подлоге в группе лиц задержаны трое

Бюро внутренней безопасности (БВБ) задержало двух бывших должностных лиц Рижского регионального управления Госполиции и одно частное лицо по подозрению в служебном подлоге, совершенном в группе лиц по предварительной договоренности, сообщает БВБ.

Россия обжалует в суде решение Всемирного антидопингового агентства

Россия, которую на четыре года лишили права участвовать в международных соревнованиях высшего уровня, намерена обжаловать решение в Спортивном арбитражном суде. Об этом сообщила депутат Госдумы Светлана Журова.

Электричество в Балтии подешевело в среднем на 10%

На бирже Nord Pool цена на электричество на прошлой неделе в Латвии, Литве и Эстонии сократилась на 10% – до 41,73 евро за мегаватт-час, сообщает АО Latvenergo.

Война на Донбассе: в Париже состоится встреча Путина и Зеленского

В надежде прекратить военный конфликт на Донбассе президент Украины Владимир Зеленский в понедельник в Париже в присутствии лидеров Франции и Германии встретился с президентом России Владимиром Путиным.

Расходы латвийцев на продукты в 2018 году были выше, чем в среднем по ЕС

В прошлом году латвийские домохозяйства тратили на продукты и безалкогольные напитки 17,8% от общих расходов — это выше, чем в среднем в Европейском союзе, свидетельствуют опубликованные статистическим агентством Eurostat данные по 27 странам блока.

России запретили участвовать в крупных международных соревнованиях

Всемирное антидопинговое агентство на четыре года отстранило Россию от крупных международных соревнований, включая Олимпиаду и чемпионат мира по футболу.

В ноябре инфляция в Латвии составила 2,1%

В ноябре инфляция в Латвии составила 2,1% по сравнению с ноябрем прошлого года, сообщает Центральное статистическое управления. Товары подорожали на 1,8%, а услуги – на 2,9%.

Фигурант дела о сигаретах на РЦР Висорс останется под стражей

Рижский окружной суд сегодня постановил не менять решение первой инстанции о содержании под стражей Вилниса Висора, члена правления Tirdzniecības nams Latgales priekšpilsētā – арендатора территории на Рижском центральном рынке.

Гостиницы Эстонии приняли на 5% больше постояльцев

В эстонских гостиницах и прочих средствах размещения в октябре побывало на 5% постояльцев, чем годом ранее, сообщает статистическое ведомство Эстонии. В октябре этого года средства размещения приняли 289 000 постояльцев.

Swedbank вводит бесплатные сделки с ценными бумагами

Swedbank отменил комиссионную плату на сделки на рынках акций Балтии с целью оживить интерес общества к сделкам с акциями предприятий и другими ценными бумагами.

Эстонские защитники благополучия животных получили награду

В Эстонии лучшей общественной организацией года стала организация защитников благополучия животных Nähtamatud Loomad.

Домбровскис: Латвии предстоит многое сделать для развития экономики

Главными приоритетами Европейской комиссии будет «зеленая трансформация», стремление к климатической нейтральной экономике, отмечает вице-президент Европейской комиссии Валдис Домбровскис, который считает, что Латвии больше всего предстоит проделать в области развития общей экономики и в социальных вопросах.

Пабрикс: США необходимо увеличить военную поддержку Латвии

С 6 по 7 декабря министр обороны Латвии Артис Пабрикс принял участие в Форуме по национальной обороне им. Р. Рейгана. Пабрикс встретился с заместителем министра обороны США Джоном Рудом и отметил необходимость увеличения военной помощи для Латвии.

Российский покупатель Skonto считает, что был обманут

Стал известен загадочный покупатель стадиона Skonto из Белиза, купивший объект за 35 млн евро в 2015 году. Это российский предприниматель Александр Рогачев. Он считает, что был обманут, и теперь прокуратуре предстоит решить, предъявлять ли обвинения.

В Финляндии будет самый молодой в истории страны премьер-министр

Правящие в Финляндии социал-демократы после отставки премьер-министра Антти Ринне решили выдвинуть на этот пост Санну Марин, которая, получив поддержку парламента, станет самым молодым главой правительства.

На этой неделе будет тепло и дождливо

На второй неделе декабря в целом сохранится преимущественно облачная погода, часто с осадками и порывистым ветром. В середине недели количество осадков уменьшится, выглянет солнце и наступит морозная погода, а к концу недели вновь вернется потепление и влажность.


Do NOT follow this link or you will be banned from the site!