BNN выясняет | Энергокризис — в чем причина?

Как формируется цена электроэнергии? Почему она такая высокая на бирже и когда снизится? Поддержит ли государство предпринимателей и домохозяйства, и какое подключение лучше — фиксированное или биржевое? Эти и другие вопросы портал BNN задал экспертам в области энергетики, чтобы разобраться с нынешней ситуацией на рынке электроэнергии.

За прошедшие месяцы цена на электроэнергию в Латвии стремительно росла. По сравнению с июлем прошлого года стоимость электроэнергии на бирже Nord Pool возросла более чем в три раза, а по сравнению с августом более чем в пять раз. 17 августа нынешнего года для многих жителей стран Балтии стало очередным потрясением, поскольку в пиковый час стоимость электроэнергии достигла установленного на бирже потолка цен — четыре евро за киловатт/час.

Наряду с высокими ценами на электроэнергию и приближением выборов в 14-й Сейм Латвии в публичной среде все чаще звучит риторика о необходимости Латвии покинуть биржу электроэнергии Nord Pool, и чтобы производимая в Латвии электроэнергия направлялась бы только на нужды государства. Однако более подробного объяснения того, насколько эти действия реальны и что это будет означать для страны, нет.

Видя, что в период энергетического кризиса информация в СМИ о связанных с электроэнергией вопросами носит скорее информативный, чем просветительский характер, BNN связался с экспертами области энергетики — председателем энергетической компании Enefit Кристcом Мертенсом и руководителем отдела функций оптовой торговли электроэнергией АО Latvenergo Ингусом Штулбергсом, чтобы прояснить нынешнюю ситуацию на рынке электроэнергии.

Цена электроэнергии нынешним летом

На вопрос о том, как формируется цена электроэнергии на рынке, оба эксперта указали, что главные факторы — спрос и предложение электроэнергии. При этом, объясняя резкий прирост цен на электроэнергию, Мертенс признает, что на стороне предложения электроэнергии, с точки зрения производственных технологий, этим летом ничего не меняется, но значительно изменилась себестоимость отдельных технологий производства.

«Главное влияние на цены электроэнергии оказывает природный газ, цена на который многократно выросла. В нашем регионе, особенно в Латвии, большая доля от общего производства электроэнергии приходится именно на теплоэлектростанции (ТЭЦ), работающие на природном газе. Из-за геополитической ситуации и развернутых военных действий в Украине цены на природный газ существенно выросли, в результате чего возросла и цена на электроэнергию».

АО Latvenergo — ведущий производитель электроэнергии в Латвии, производящий электричество как на гидроэлектростанциях (ГЭС), так и на ТЭЦ. Из предоставленной предприятием информации следует, что в 2021 году Latvenergo произвело 4,5 тераватт-час (ТВт⋅ч) электроэнергии, из которых большая часть, или 2,6 ТВт⋅ч были произведены на ГЭС, а 1,9 ТВт⋅ч — на ТЭЦ. На вопрос о производстве электроэнергии на ГЭС, Мертенс признал, что в годовом расчете этот показатель большой, но он также подчеркнул, что при расчете исходя их определенных месяцев, дней или часов есть значительные различия.

«Апрель и май — это «урожайный период» для ГЭС, а также время интенсивного экспорта электроэнергии в соседние страны. В остальное время объем производства на Даугавском каскаде обычно меньше», — признает Мертенс.

«В июле и августе нынешнего года Даугавский каскад произвел очень мало. В июле здесь, в Латвии, мы произвели лишь одну треть от всей электроэнергии. Это означает, что две трети мы импортировали. К сожалению, как в соседних странах, так и в Скандинавии эта ситуация наряду с геополитическими событиями меняется».

Штулбергс так же выделил в качестве важнейших факторов роста цен электроэнергии по сравнению с прошлым годом и развернутую Россией войну, и неблагоприятные погодные условия нынешним летом для производства электроэнергии из возобновляемых энергоресурсов.

«В этом году не только в Балтии и Европе, но и по всему миру была большая засуха и волны жары. Наряду с этими факторами присутствует и начатые Россией военные действия в Украине, которые параллельно вызвали высокие цены на энергоресурсы, особенно на природный газ и уголь», — сказал Штулбергс.

Эксперт Latvenergo пояснил, что из-за высокой температуры воздуха нынешним летов повысился и спрос на электроэнергию. В результате электроэнергии потребовалось больше, но из-за погоды ее невозможно было произвести достаточно из возобновляемых энергоресурсов.

«Например, в летнюю жару нам всем хочется охладиться, во многих домохозяйствах работали кондиционеры, что повысило общий спрос на электроэнергию. В целом потребление увеличилось на 5-10%, в результате чего потребовалось произвести больше электроэнергии, но из-за засухи ветряная выработка была очень низкой, поэтому для производства электроэнергии приходилось запускать ТЭЦ, сжигающую ископаемое топливо — например, в Балтии это в больше степени природный газ, а в Германии Польше — уголь».

Цены электроэнергии и их колебания на бирже NORD POOL

На вопрос о том, как формируются цены на электроэнергию на бирже Nord Pool, оба эксперта еще раз указали на значение объема спроса и предложения.

«В контексте биржи важно выделить, что спрос обеспечивают различные технологии и виды производства электроэнергии. Электроэнергию можно произвести, используя ископаемое топливо или возобновляемые энергоресурсы. На рынке электроэнергии все производители, готовые продать электроэнергию, выставляют свои предложения, которые последовательно группируются от самого дешевого к самому дорогому», — рассказал председатель правления Enefit Кристс Мертенс.

«Соответственно есть и некий объем потребления на следующий день, который планируют потребить вместе все домохозяйства и предприятия. Это потребление фактически указывает, сколько генерирующих электроэнергию мощностей нужно подключить, чтобы удовлетворить этот спрос».

«К сожалению, в Латвии эта пропорция генерации электроэнергии образует ситуацию, в которой удовлетворить пользовательское потребление электроэнергии за счет более дешевых производственных технологий, невозможно. Например, переменные затраты при производстве электроэнергии из ветра, солнца, воды по сути нулевые — за это не нужно платить», — отметил Мертенс.

Глава Enefit отмечает, что в Латвии сейчас недостаточно генерирующих мощностей для таких технологий, поэтому Латвии нужно подключать и другие генерирующие электроэнергию мощности, например, в Балтии эти генерирующие мощности основываются на ископаемом топливе.

«То есть, чтобы произвести электроэнергию на ТЭЦ, нужно сжечь природный газ, но его стоимость сейчас рекордно высокая», — сказал Мертенс.

На вопрос о том, почему на бирже Nord Pool зачастую в течение нескольких часов наблюдаются резкие колебания цен, эксперт Latvenergo Ингус Штулбергс объяснил это изменениями спроса или предложения, добавив, что эти изменения могут быть «даже небольшими».

«Следует помнить, что предложение электроэнергии образует также и электроэнергия, производимая на ветряных станциях. Возможно, в тот час, когда отмечалась эта высокая цена на электроэнергию, скорость ветра была недостаточной, и выработка энергии на ветряных станциях низкая, а в следующий час, когда цена на бирже ниже, выработка уже высокая», — пояснил Штулбергс.

Следует ли Латвии покинуть NORD POOL?

В вопросе о выходе Латвии из биржи Nord Pool оба эксперта выразили скептическую позицию, подчеркнув, что это вызовет больше проблем, чем выгоды.

«В принципе выход из биржи Nord Pool можно сравнить с выходом англичан из Европейского союза», — сказал Штулбергс.

«В случае с Brexit весьма сложным был регулирующий аспект. Учитывая, что мы в ЕС, мы подчиняемся различным регламентам, обязывающим нас формировать и быть частью свободного рынка.

Следует учитывать и то, что сами мы не способны полностью обеспечить себя электроэнергией, поэтому в любом случае нам придется ее импортировать», — подчеркнул представитель Latvenergo, добавив, что то, что находится за пределами свободного рынка, приходится покупать на условиях того торговца, который захочет нам эту электроэнергию продать. Не идет речи о том, что эта цена будет самой выгодной.

Мертенс также подчеркивает тот факт, что Латвия сейчас неспособна обеспечить себя электроэнергией, поэтому определенный объем нужно импортировать. Кроме того, у Латвии сейчас нет генерирующих мощностей, которые могли бы произвести электроэнергию дешевле.

«Если мы прекратим деятельность на бирже Nord Pool, откуда мы возьмем эту электроэнергию? Также сейчас возникают и вызовы, связанные с энергетической безопасностью. Практически мы оказались в периоде дефицита. Если мы выйдем из биржи электроэнергии, что-то мы сможем произвести сами, здесь же, но часть электроэнергии все равно придется импортировать. Возникает вопрос — сможем ли мы получить этот объем или нет?»

Мертенс поясняет, что рынок Nord Pool помогает приобрести недостающий объем электроэнергии по максимально эффективной и оптимальной цене.

«В то же время биржа электроэнергии это то место или способ, который подает сигналы участникам рынка о том, подстраивать ли свое потребление электроэнергии или инвестировать в новые генерирующие мощности. Если у нас не будет таких механизмов, как мы узнаем и сможем понять, нужно ли что-либо менять?» — риторически спрашивает глава Enefit. Он считает, что сейчас государству следует думать не о выходе с биржи Nord Pool, а об энергоэффективности и сокращению потребления электроэнергии.

Мертенс в свою очередь признает, что рыночный спрос сейчас чрезвычайно велик, поэтому нет оснований полагать, что снизится и цена электроэнергии, что означает, что государству следует задуматься также о новых производствах генерации электроэнергии, чтобы таким образом заменить производство электроэнергии а природном газе на другую, более современную технологию.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ, ПРОИЗВОДИМОЙ В ЛАТВИИ

На вопрос, почему жители Латвии не могут использовать произведенную в Латвии электроэнергию только в дорогие «Х» часы, когда цена на электроэнергию находится на рекордно высоком уровне, эксперт Latvenergo подчеркнул, что имеющихся в Латвии мощностей по производству электроэнергии недостаточно для обеспечения потребления на всю Латвию, а это значит, что надо импортировать электроэнергию.

Мертенс также подчеркнул, что основная причина, по которой в Латвии производится не вся электроэнергия, заключается в том, что в настоящее время не хватает генерирующих мощностей, на которых ее можно было бы дешево производить.

«В последние месяцы мы производим в Латвии очень мало электроэнергии, примерно треть от общего ежемесячного потребления. У нас имеются и другие генерирующие мощности, которые могли бы удовлетворить потребности Латвии, но они очень дорогие», – говорит Мертенс.

«Важно подчеркнуть, что с прекращением импорта природного газа из России наша альтернатива поставкам основана на сжиженном природном газе (СПГ). В настоящее время в Балтийском регионе и Финляндии существует только один терминал СПГ — Клайпедский терминал. Именно, эта критическая инфраструктура отсутствует. Таким образом, здесь мы подходим к вопросам безопасности поставок. Если существует риск того, что природного газа не будет не хватать, хотя бы теоретически, то по ночам в зимний период выработку тепла придется останавливать, и конечно, тогда никто не рискнет производить электроэнергию из природного газа, увеличивая вероятность остаться зимой при -20 градусах без газа и тепла. Поэтому этот вопрос безопасности поставок на данный момент является основополагающим», – говорит глава Enefit.

«Здесь речь больше не идет только про электричество, поскольку, в отличие от природного газа, мы можем его производить – может быть, по более высокой цене или с помощью очень неэффективных технологий. В свою очередь, природный газ мы не можем добывать. В Инчукалнсе природный газ не добывается, он там хранится, а потом вывозится. Мы импортируем этот топливный ресурс, который очень широко используется в производстве электроэнергии. На данный момент есть риски, что при продолжительной зиме количества природного газа может не хватить, поэтому в настоящее время его максимально экономят с целью избежать ненужных сюрпризов зимой».

Прогнозы на будущее — КАК следует поступать Латвии?

В контексте того, как в будущем следует поступать Латвии, чтобы избежать подобного энергетического кризиса, Штулбергс подчеркивает необходимость увеличения производственных мощностей из возобновляемых источников энергии не только в Латвии, но и во всей Европе. На вопрос, есть ли какой-то конкретный тип производственных мощностей, на которые Латвия должна ориентироваться, эксперт Latvenergo признал, что мощности следует комбинировать.

«Возобновляемые энергетические ресурсы требуют комбинации энергии ветра и солнца», – подчеркивает Штулбергс. «Статистически ветры больше преобладают осенью, зимой и ранней весной. В свою очередь, в летние месяцы, когда выработка ветра низкая, выработка солнечной энергии находится на высоком уровне».

Глава Enefit также согласился с тем, что Латвия должна двигаться как в направлении выработки солнечной, так и ветровой энергии: «Я бы сказал, что мы должны рассматривать возможности добычи как солнечной, так и ветровой энергии. Солнечная энергия должна генерироваться на уровне домохозяйств и компаний, а некоторые проекты большой мощности также на национальном уровне, но для генерации большой мощности для страны потребуется использование энергии ветра».

Следует отметить, что оба эксперта в ходе беседы признали, что энергия, вырабатываемая солнцем и ветром, может быть нестабильной, поэтому полностью отказаться от использования ископаемого топлива Латвия не сможет, по крайней мере, в ближайшие несколько лет.

«У Латвии есть очень хороший выход, поскольку у нас уже имеется каскад Даугавских ГЭС, который, по сути, является уравновешивающей силой для этих нестабильных типов генерации. Соответственно, в моменты, когда у нас нет ветра, Латвия могла бы в основном использовать каскад Даугавских ГЭС как инструмент балансировки рынка. Если в летний период возникнет ситуация, когда Даугавский каскад не сможет обеспечить достаточное производство электроэнергии, то у нас все еще есть Инчукалнское газохранилище. Успешно приобретая и храня там природный газ, мы фактически можем использовать также ТЭЦ для производства недостающей электроэнергии», – сказал Мертенс.

Тем временем Штулбергс подчеркнул, что «независимо от количества этих станций возобновляемой энергии, в ближайшие десять лет будет трудно жить без электростанций, работающих на природном газе, поскольку погода имеет тенденцию меняться».

Фиксированный или биржевой тариф?

Учитывая дороговизну электроэнергии и необходимость гражданам экономить деньги в период кризиса, портал BNN хотел выяснить, какой договор на подключение электричества эксперты порекомендовали бы заключать домохозяйствам – по фиксированной или биржевой цене.

И председатель правления Enefit, и эксперт Latvenergo признают, что каждый случай нужно рассматривать индивидуально.

«Если домохозяйство или предприятие заинтересованы в стабильности и прозрачности цен на более длительный срок, то, конечно, следует заключать договор с фиксированной ценой. С другой стороны, если этот аспект не столь важен, и есть готовность, возможно, в определенные моменты пойти на более высокий риск, но при этом с той же вероятностью получить еще и выгоду, то клиент может заключить договор с биржевой ценой», – сказал Мертенс.

«Как мы до сих пор видим, даже при колебаниях таких цен бывают моменты, когда цена электроэнергии на бирже ниже средней цены на данный момент».

В свою очередь, эксперт Latvenergo Ингус Штулбергс подчеркнул, что выбор подключения зависит от того, сможет ли клиент приспособиться к ситуации в данный момент и сместить на время свое потребление.

Эта приспособляемость будет проявляться, например, в стирке белья ночью или в нагреве воды с помощью электрического бойлера при изменении настроек бойлера. С другой стороны, если потребитель не может или физически у него нет возможности приспособиться к биржевым часам, когда действует выгодный тариф на электроэнергию, тогда лучше выбрать фиксированный тариф. Если есть возможность приспосабливаться в течение дня, то определенно стоит выбрать биржевой продукт», – поясняет Штулбергс.

Также как и Мертенс, Штулбергс указывает, что фиксированная цена не всегда более выгодна, чем биржевая: «Если посмотреть по статистике, то биржевая цена может быть высокой на одной неделе и очень низкой на другой. Все зависит от того, можно ли приспособиться и изменить свои привычки».

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОДДЕРЖКА для предпринимателей И ДОМОХОЗЯЙСТВ

За последние месяцы в связи с ростом цен на электроэнергию с резким увеличением счетов столкнулись не только домохозяйства, но и ряд предпринимателей. BNN неоднократно обращался в Министерство экономики (Минэкономики) с целью получения видения государства по различным вопросам, как относительно дополнительной поддержки предпринимателей и домохозяйств, так и о планах на будущее в контексте энергобезопасности, но не получил ответов на интересующиеся вопросы.

Следует подчеркнуть, что на этой неделе, 20 сентября, Минэкономики сообщило о том, что правительство договорилось об оказании господдержки энергоемким предприятиям обрабатывающей промышленности с целью компенсации роста цен на энергоресурсы. При этом, в контексте домохозяйств в ближайшее время на рассмотрение правительства будут поданы еще три меры поддержки домохозяйств для компенсации роста цен на электроэнергию и тепло.

Поддержка коммерсантов, занимающихся энергоемкой обрабатывающей промышленностью, будет оказана в виде гранта или дарения. Грантовая поддержка по компенсации роста цен на природный газ и электроэнергию на одного коммерсанта составит до 30% от суммы относительных затрат на природный газ или электроэнергию, но не более 2 миллионов евро на одного коммерсанта.

Чтобы поддержать домохозяйства, на данный момент Минэкономики предлагает сохранить уже утвержденную поддержку до 150 евро за МВт·ч, где государство компенсирует 50% цены, которая превышает 68 евро за МВт·ч. С другой стороны, государство будет компенсировать 90% той части, которая превышает 150 евро за МВт·ч. Также Минэкономики предлагает установить потолок цены на природный газ в размере 107,34 евро за МВт·ч, а государство будет компенсировать торговцам  сумму, превышающую порог.

В качестве третьей меры поддержки Минэкономики предлагает компенсацию роста цен на электроэнергию для домохозяйств. Минэкономики предложит установить для всех домохозяйств первые 100 кВт·ч по фиксированному тарифу, который не превышает 180 евро за МВт·ч, а оставшуюся разницу с реальной ценой компенсирует государство.

Как в ходе беседы признался председатель правления Enefit, в краткосрочной перспективе не ожидается существенного снижения цен на энергоносители. Поэтому с приближением начала отопительного сезона и домохозяйствам, и предпринимателям необходимо задуматься о способах сокращения потребления энергоресурсов с целью экономии финансовых средств.

Хотя Сейм в настоящее время поручил правительству разработать дополнительные меры поддержки граждан по снижению влияния повышения цен на энергоносители в предстоящем отопительном сезоне, только время и развитие различных событий покажет, будет ли этого достаточно. Несомненно, предстоящие осенние и зимние месяцы будут непростыми для каждого из нас.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости