Эксперт: Parex banka развалился в руках правительства

После стремительного марафона кредитования банк Parex развалился прямо в руках латвийского правительства, а шведские банки в руках своих материнских банков, считает председатель совета Parex banka Майкл Борк.

Майкл Борк

На взгляд специалиста, в 2004 году, когда на латвийском рынке начали свою агрессивную деятельность скандинавские банки, началась активная кредитная экспансия. У скандинавских банков был доступ к кредитным ресурсам материнских банков, поэтому в то время объемы кредитования превзошли все границы разумного.

По мнению Борка, Parex, бывший на тот период одним из редких латвийских банков, имеющих возможность брать кредиты на международных рынках, старался при помощи синдицированных кредитов сохранить свои доли рынка и конкурировать со скандинавскими банками. «Однако, в конце концов, это привело к смерти банка. Parex развалился прямо в руках государства, а шведские банки – в руках своих материнских банков», – резюмировал Борк. Он также считает, что действия властей, которые переняли банк, позволили стабилизировать латвийский финансовый сектор.

Система стабильна, шведские банки понесли домой убытки. Они обязались не бросать латвийский рынок, и это хорошо, считает председатель совета Parex. В то же время он критично относится к политике кредитования, проводимой шведскими банками перед кризисом. «Объемы кредитования были не соразмерны депозитным портфелям. От скандинавских банков, переживших кризис 90-х годов в Швеции, я ожидал лучшего. Они были опытными банкирами. Я не понимаю, почему ни один не сказал: «Эй! Однажды мы здесь уже были!», – отметил Борк.

В тоже время он признает, что и в самом банке Parex тоже были проблемы, напрямую связанные с очень разными бизнесами и слабой командой управления, которая не смогла направить эти бизнесы в долгосрочное развитие.

«Перенятие банка происходило очень долго. Изначально ошибкой было оставить часть банка бывшим акционерам, и лишь позднее перенять оставшуюся часть. Для чего надо было оставлять бывшим акционерам банка [Валерию Каргину и Виктору Красовицкому] 49%? Банк был уже мертвым» – недоумевает Борк.

На его взгляд, убытки банка надо было сразу покрывать за счет банковского капитала, в том числе и субординированного, тогда можно было бы избежать нынешней ситуации, когда миноритарные акционеры подают в суд. К тому же надо было раньше подавать иск в суд на прежнее руководство банка, которое довело его до такого состояния.

На вопрос о роли регулятора в ограничении кредитного бума, Борк сказал, что ни один регулятор не смог бы его остановить, но очевидно, что люди просто «спали за рулем».

Борк отметил, что единственный человек из учреждений по надзору, который во время бума указывал на возможные риски, был президент Банка Латвии Илмарс Римшевичс. К сожалению, за свои высказывания он был отмечен лишь критикой.

Читайте также

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

Новости